1 

   Искусство и православие


«МУЗЕЙ»

“МУЗЕЙ”

Выдержки из дневника сыктывкарского обывателя

1990 ГОД.

25 СЕНТЯБРЯ. Ленинград. Приехал позавчера, взял отпуск за свой счет. Год уже как я в Сыктывкаре, в затянувшейся “командировке”, а здесь ничего не меняется, будто и не уезжал. Вот старая квитанция на подписку, сходил с ней в книжный магазин и получил очередной том Собр. Соч. Достоевского – т.7, “Бесы”.

Вечером собрал вещи в Торжок, побуду там недельку и, наверное, останусь... навсегда. Сидел с Эльгой Николаевной на кухне до самого поздна, я как бы читал Овсяннико-Куликовского, а она шила на ножной машинке (ввернул туда ей лампочку). По радио транслировали заседание Верх. Совета СССР, Горбачев просил особых полномочий, прав на нормативное законотворчество (указы-приказы). Дали. До марта 92 года. Но продержится ли он сам до Нового года? Все валится. В Торжке, рассказывают, хлеба нет. Будет тяжелая зима.

26 СЕНТЯБРЯ. Создается грандиозный музей – всероссийский, историко-этнографический (ВИЭМ). Место для него выбрали удачное, древний городок Торжок, между Великим Новогородом и Москвой, на высоком холме, в крепостной ограде бывшего Борисоглебского монастыря. И монастырь тоже древний, самый первый на территории нынешней России, основан в 1038 году. Татаринов, зам по науке ВИЭМ, потирает руки: “Представь, какие здесь залежи, в холме этом! Новгород археологи весь перекопали, Москву копали, а Торжок, ну, совсем некопаный!” Он обещает взять на работу. Но сначала надо себя проявить...

Взялся за архив священника Николая Страхова, благочинного Единоверческих церквей Тверской губернии. “Где вы его храните?” – спрашиваю в музее. “Я пока его не ХРАНЮ, он же еще не подготовлен,” – едко отвечает мне и. о. главного хранителя ВИЭМ. Ревнует. Действительно, архив нетронутый. Ни одна рука исследователя еще не касалась его! Девять коробок из-под болгарских консервов, туго набитые бумагой. Первый документ датирован осенью 1829 года, а последний – 1917.

27 СЕНТЯБРЯ. Что-то есть космическое в Торжке. Узкие улочки – и над ними купола храмов, округлые, как башни обсерваторий. Здесь хорошо быть Циолковским. Или часовых дел мастером – сидеть в тишине, трогать пинцетом зубчатые колесики и пружинки, вглядываясь в сложный, но абсолютно понятный механизм. Или быть... архивариусом ВИЭМ!

В геометрии здешних куполов-элипсов я гипотенуза, однозначно математически доказываемая. Отсюда меня не выкорнешь..

Приступил ко второй коробке документов.

28 СЕНТЯБРЯ. Сижу в служебной комнате музея, утопаю в бумагах. На шкафе чучела зверей, на соседнем столе разбросана разная антикварная мелочь, стоит машинка с заправленным листом, кто-то печатал и так оставил:

“...Огнем объятые строенья,
Отважный, ловкий князь Семен
Бесстрашен, смел и оживлен.
Но вдруг средь шума и движенья,
Глядит он, полный изумленья...”

– Прежний директор музея хозяйственная была, а нынешняя наша стихи пишет, – жалуется мне по секрету музейная старушка-билетерша.

Русская провинция. В Торжке на необитаемую церковь повесили электронные часы – и те врут, на 40 (!) минут. Я же вообще выпал из времени...

21 АПРЕЛЯ 1877 ЛЕТА... При первом приезде Его Преосвященства в наш городок – при встрече его с духовенством в Успенском соборе, во услышание все он спросил о.Протоиерея: что ли Единоверческих священников нет здесь, поспесивились? После этого вскоре я был у него на квартире для принятия Благословения и получил тот же вопрос: Поспесивились? Я отвечал, мы не были в соборе по примеру <неразборчиво> вечером остался доволен всем: и благолепием храма и пением, но заметил, что иконостас темноват, однако добавил: старообрядцы любят все старое и старые обряды, и пусть так.” Это из рапорта ржевского священника своему Благочинному в Торжок. “И пусть так!”

Сегодня объяснял Татаринову, что за уникальный это архив! Старообрядцы-единоверцы ведь тоже как бы музейщики, они сохранили старую Московскую Русь в окружении чиновнической озападнившейся Империи. И не просто сохранили, а вживили ее в новый уклад, и допетровская Русь в купцах, в мещанах, истых богомольцах просуществовала ведь вплоть до революции! Этот опыт может быть стержневым для создания нашего Всероссийского историко-этнографичесого музея. Россия катится в неизвестность – и кому как не музею сохранить все лучшее? Т-в, внимательно выслушав, предложил составить концепцию единоверческой экспозиции. Она разместится в доме Благочинного и в Покровской церкви.

...Сижу у окошка, гляжу на бледное солнышко, на осенние нарядные сосенки под крепостной стеной. Итак, “концепция”... Не знаю.. Ничего в голову не приходит.

1 ОКТЯБРЯ. Последнюю, девятую, коробку прикончил. Отпуск мой заканчивается. Отчет и свои предложения по концепции музея пришлю сюда по почте.

Еду обратно в Сыктывкар, там пусто, пойти некуда. И здесь тоже. Но там НАДО куда-то пойти, а здесь, в тихом этом музее, уже никуда НЕ НАДО.

До свидания, космический городок Торжок!

* * *

ИЗ “КОНЦЕПЦИИ СОЗДАНИЯ МУЗЕЯ В ТОРЖОКСКОЙ ПОКРОВСКОЙ ЕДИНОВЕРЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ И В ДОМЕ СВЯЩЕННИКА Н.СТРАХОВА”:

“...Таким образом, материал, представленный в моем отчете, сам по себе еще недостаточен для создания полноценной историко-этнографической экспозиции, поскольку документы, фотографии, церковные предметы “не живые” и не много расскажут посетителю. В музейной работе перспективнее иной, “качественный” подход...

Помимо основной экспозиции в доме священника, в комплексе музея должно быть еще нечто, помогающее создать определенный эмоциональный настрой и “оживить” предметы выставки. Это должен быть “пантеон”, в котором хранятся реликвии веры, сохраняется дух благочестия и цельной духовной жизни. Расположиться он должен в здании Покровской церкви... Иконостас, Царские Врата целесообразно восстановить. Оставшееся пространство не следует загромождать экспонатами. Идеальный экспонат – он не только согласуется с убранством храма, но и является частью этого убранства... Идея музея-церкви выиграет, если священнослужители (желательно, сами единоверцы) вновь освятят алтарь...”

* * *

27 ОКТЯБРЯ. Уже две недели как отослал отчет в Торжок – 100 страниц. Ответа нет. Составил летопись четырех церквей (в Торжке, Твери и Ржеве), полный указатель имен, которые упоминаются в архиве за 88 лет. Неужели все впустую? Мой друг И. шутит: твой материал подойдет для чьей-нибудь диссертации. Идею с “музеем-церковью” тоже высмеял: “Сначала алтарь освятить, а потом, понимаешь, и... священника пустить. Не проще ли просто открыть там церковь?”

30 НОЯБРЯ. Звонил Т-в, говорит, директор сейчас в Москве (зачеты в литинституте сдает?), а когда вернется, займется мной. Наконец-то!!!

1997 ГОД (ПРОШЛО СЕМЬ ЛЕТ).

23 АВГУСТА. С утра круговерть, люди, всякие вопросы, заботы. Все кажется, разберусь с делами, а там... настоящая жизнь. А может быть эти теплые, августовские, сыктывкарские деньки – и есть настоящая жизнь?

Вечером включил компьютер, наткнулся на сообщения из Твери. А вот что-то о Торжке. Защемило сердце воспоминанием. Эх, “некопаный” городок, как говорил когда-то кто-то... Как мы были наивны с безнадежной своей идеей – создать неколебимый этакий бастион средь бурных волн взбаламученной Истории, этакий сверх-музей, машину по консервации русского духа... Читаю с экрана:

ОБРАЩЕНИЕ
прихожан церкви Иоанна Богослова к жителям г.Торжка и района.

Мы, ниже подписавшиеся, выражаем свое возмущение и негодование по поводу кощунственного деяния, совершенного в стенах Борисоглебского монастыря.

В результате археологических раскопок были извлечены на поверхность костные останки ранее захороненных монахов этой древней обители. Из захоронений были изъяты кресты и другие религиозные предметы и выставлены для всеобщего обозрения в зале музея, а сами костные останки выброшены в неизвестное место.

Мы считаем, что подобную акцию руководства музея следует расценивать как акт вандализма и гробокопательство.

Главные храмы остаются без реставрации и ремонта и их состояние ухудшается. Под различными надуманными причинами не происходит передача зданий в собственность Православной церкви, переселение монашествующей братии в стены Борисоглебской обители. В следующем, 1998 году, исполняется ровно 960 лет со времени основания Преподобным Ефремом Новоторжским самого древнего монастыря на Русской земле.

Мы требуем немедленной передачи зданий и сооружений монастыря в собственность Русской Православной Церкви.

Не дадим на поругание наши святыни...

Православные верующие г.Торжка, 152 подписи.”

* * *

Был бы ТАМ, тоже бы подписался. А может... и нет. Ведь кто знает, как бы повернулась жизнь, кем бы я стал, останься тогда в Торжке, семь лет назад. Был бы уже кандидатом наук, и копал бы святые мощи – во имя этой грандиозной идеи, Всероссийского Исторического Музея...

М.С.,
сыктывкарский обыватель.

 

   назад    оглавление    вперед   

red@mrezha.ru
www.mrezha.ru/vera


Яндекс.Метрика

На главную страницу