Главная

Содружество православной молодежи


 


 

 

 
Двенадцать дней для преображения.

 Анастасия Алдаева, г. Омск, студентка факультета психологии ОмГУ.

Взгляд со стороны.

Город Новосибирск. Бердский залив. ДОЛ «Радонеж». 10-2 августа 2003 года. Молодежный Православный Лагерь. 

Когда я села писать эту статью, еще не знала о чем она будет... Написав несколько страниц, поняла - это то, что можно сказать на исповеди, а не то, что решилась бы опубликовать. Чуть позже подошла матушка Анна Ромашко, жена духовника лагеря, которой я рассказала о трудностях в написаниии. Кроме того, что она, как журналист, дала конкретные рекомендации, перед уходом сказала: «Перекрестись и все получится», на что я ответила: «У меня рука не поднимается». «Это самое простое из того, что ты можешь сделать»,- был ее ответ. А перед уходом матушка непринужденно рассказала о том, как нужно креститься. Через несколько минут я встала, склонила голову и перекрестилась. Первый раз в жизни.

Я, человек совершенно не церковный, провела двенадцать дней в окружении талантливых, некурящих, очень красивых православных людей. В «Радонеж» они приехали из разных концов Западной Сибири, чтобы отдохнуть и помочь в благоустройстве православного детского лагеря. Почти сто «разнородных» юношей и девушек находили точки соприкосновения, общие интересы... Ежедневные 4-5 часов работы сплотили намного сильнее, чем  нудное безделье. Оказывается, физический труд может быть очень благодатным после длительного учебного года и интеллектуальной работы.

После валки сухих деревьев - с песней несут бревно

Один из организаторов лагеря, Николай Тетюцкий, откровенно заявил, что это экспериментальный лагерь и работа  такого рода  проводится впервые. Объем и вид работ, режим дня, культурно-просветительская программы корректировались непосредственно в  процессе; после обеда нам говорили: «Будет ли полдник и во сколько ужин объявим дополнительно».

Наш костер

 Кроме трудовых будней, которые включали в себя работы по обустройству лагеря и его жизнеобеспечение, были познавательные встречи с приглашенными лекторами: о. Сергием Флахом - «Религия и культура», о. Игорем Затолокиным - «Православие в интернете», Иваном Реморовым - «Церковно-славянский язык», беседы с архиепископом Новосибирским и Бердским Тихонои, отцом Марком Рыбниковым, приехавшим с матушкой и одним из трех своих чад.

На беседе в кругу обретенных друзей

По вечерам, сидя у костра, вели разговоры с отцом Андреем и матушкой Анной, и постепенно оформлялась группа, в которой обсуждались наиболее актуальные вопросы и проблемы (о светской работе и христианстве, о воспитании детей, семье, перспективах и возможностях работы с молодежью, о современной обстановке в стране с точки зрения православия). Интеллектуальные и духовные потребности молодежи иногда оказывались так велики, что параллельно начинали функционировать две группы - одна складывалась вокруг батюшки, другая  - вокруг матушки. Когда парни подходили к группе, где была матушка и только девушки, то они заинтересованно спрашивали: «А что вы здесь делаете?»,  - на что мы им отвечали: «У нас женский клуб». А чуть позже, подошедшему Валере Рождественскому матушка Анна сказала: «О том, что необходимо чтобы быть настоящим мужчиной»... Как выяснилось, для этого необходимо, чтобы рядом была настоящая женщина.

Первый (из многочисленных) культурный шок я испытала в первый вечер у костра, когда мы знакомились друг с другом. В светской жизни знакомство начинается с того, что рассказываешь где учишься, работаешь, чем занимаешься, о своей семье. А здесь знакомство началось с того, что ребята распределились «по приходам» и после того, как каждый называл свое имя, начинали рассказывать о деятельности и особенностях прихода, который они представляют. В дальнейшем, когда приезжали новые люди, один из первых вопросов, с которым к нему обращались: «С какого ты прихода?» Для меня это был странный и непонятный признак идентификации.

 Двенадцать дней, наполненных событиями и переживаниями, которые удивляли, очаровывали, озадачивали... На протяжении всего сезона удивляла постоянная готовность помочь друг другу. В детстве я часто ездила в пионерские лагеря, и помню, что когда возникала необходимость набрать дров или сделать другую работу, то приходилось очень долго искать добровольцев, а когда таковых не находилось, вожатые были вынуждены заставлять нас что-то делать. Здесь же все было наоборот. Еще не успев расселиться по комнатам, Николай сказал, что нужно несколько девушек, чтобы помыть посуду и помочь приготовить ужин. Я предполагала, что будет долгая заминка в поисках желающих. 

К моему величайшему удивлению желающих оказалось так много, что Владимир Иосифович – бессменный директор «Радонежа»,  сказал: «Необходимо устроить кастинг по отбору помощниц на кухню». Подобная атмосфера была на протяжении всех дней - желающие поработать находились легко. Поражали красивые голоса, неожиданно чисто и гармонично раздававшиеся из разных уголков «Радонежа»- то мужское многоголосье, то задорные и веселые женские напевы. Пели везде и в любое время - когда подметали территорию, когда рыли траншеи, когда шли купаться на Бердский залив. Спонтанно рождались дуэты, трио и ансамбли, в которых душевно пели, дополняя друг друга. Еще одним удивлением был внешний вид участников лагеря. Я думала, что большинству из них не более 17-19 лет и много школьников. Как позже выяснилось, среди них есть семейные пары, а предполагаемые «школьницы» - уже мужние жены, - просто поразительно молодо выглядят. Эта кажущаяся юность объясняется довольно легко – чистота и неиспорченность  этих людей, так редко встречающаяся теперь, высветляет изнутри их лица.

Разрушилось много иллюзий и кажущихся противоречий. Было убеждение, что православие и молодость несовместимы, а если среди верующих и есть молодежь, то это «оторванные от жизни ботаники».  Но оказалось, что можно быть молодым, талантливым, здоровым, вполне современным, преуспевающим человеком - и быть верующим, Искренне верующим. До приезда в лагерь я находила «противоречия» и спорные моменты в Библии, но, как потом оказалось, эти «противоречия» происходят от незнания и непонимания.

 Сколько бы я ни писала о внешних происшествиях и фактах, сложно поспорить с тем, что самые важные и значимые события происходят где-то внутри, иногда незаметно для самого человека...

Вскоре после заезда, во время уборки территории, возникло ощущение, словно все то, что делаем в «Радонеже» на физическом уровне, чем-то похоже на то, что происходит в душе. С первого дня начались работы по обустройству лагеря: корчевание пней, вынос мусора, ремонтно-восстановительные работы, уборка территории, покраска, рубка сухостоя.  Подобные процессы происходили и внутри: старые убеждения развенчивались, иллюзии разрушались, появлялись новые знания, новое мироощущение. За тринадцать дней лагерь преобразился, как и души людей, в частности, моя.

Для меня, невоцерковленного человека, «Радонеж» открыл другой Мир, - Мир, в котором можно бесконечно совершенствоваться и в котором можно обрести крепкий внутренний стержень. Я привыкла общаться в той среде и на те темы, в которых я компетентна или что-либо знаю. Здесь же - оказалась в ситуации, где чувствовала себя совершенно беспомощной и ничего не знающей. Иногда это доходило до абсурда: когда отец Андрей сказал мне «Спаси Господи» я растерялась и, опустив голову, молча ушла. Потом пошла к Игорю Толмачеву, руководителю церковного хора одного из новосибирских храмов, - человеку остроумному и смешливому, только почему-то вечно забинтованному, и начала расспрашивать как принято на это отвечать. Было много новых, незнакомых слов и действий, которые для православного человека являются частью жизни, а мне неизвестны. Было ощущение, что до этого я изучала корочки книг и думала, что это все, чем они ценны. Могла свободно говорить о цвете, фактуре, размерах этих корочек. Я была специалистом по обложкам. А потом вдруг попадала в избу-читальню, где красиво читают вслух, и узнают мудрость предков, где получают полезные знания, - и поражает то, что незатейливые черные буквы важнее красивых корочек, а понимание содержания одной книги ценнее знания всех корочек вместе взятых. В какой-то степени я перестала быть «специалистом по обложкам» и теперь рада своему дилетантству по части содержания.

Нельзя не отметить уникальность проекта «Молодежный православный лагерь», его значение в жизни юношей и девушек. Такие встречи знакомят нас друг с другом (даже если люди приехали с одного прихода), разрешаются вопросы и сомнения, развивается молодежное православное движение. Лагерь важен и для тех, кто только приходит к вере - сразу можно увидеть и почувствовать, насколько верующие отличатся в лучшую сторону от других людей, получить первый опыт молитвы, исповеди, причастия, - узнать о вере «из первых рук».

Сезон окончен. «Не столько храм строили, сколько себя делали», -сказал Владимир Федорович Березин – замечательный православный военный человек, приехавший в лагерь рассказать о новой партии «За Русь святую». Что мы в себе изменили, построили нового, можно будет сказать через какое-то время, но сейчас можно точно утверждать, что мы стали другими.