Главная


Архив новостей


Обновление: 
08 мая 2009 г.

 

 
Новости
 

Ускользающая красота. Минкультуры подсчитало потери России в сфере культурного и исторического наследия

Вчера министр культуры России Александр Авдеев побывал в Госдуме на правительственном часе. Основой его общения с депутатами стала тема сохранения объектов культурного наследия. В частности, министр озвучил статистику по разрушенным памятникам: за последние 10 лет Россия утратила около 2,5 тыс. памятников истории и культуры. Вопросы депутатов касались и других острых проблем культурной политики России.

Авдеев озвучил позицию министерства по вопросу перемещения иконы "Троица" из Третьяковской галереи в Троице-Сергиеву лавру на период церковных праздников, уделил внимание болезненной теме захоронения Ленина. Глава Министерства культуры также огласил результаты комплексной проверки музейных экспонатов, судя по которым из российских хранилищ постоянно похищают произведения искусства. В завершение правительственного часа Авдеев поделился бюджетными планами министерства, особо подчеркнув, что российскую культуру из-за кризиса не секвестрируют.

"Состояние половины находящихся под государственной охраной памятников истории и культуры экспертами характеризуется как неудовлетворительное, а для части из них необходимо принятие срочных мер по их спасению. Если эту тенденцию не переломить, то она неизбежно приведет к утрате ценнейшего культурного наследия России", - заявил министр культуры Александр Авдеев.

Невосполнимая утрата

В списке утраченного числятся Торговые ряды начала XX века в Звенигороде, дом купцов Ворониных в Суздале, жилой комплекс и конюшни начала XIX века в Калуге, Максимовская лавка в Уфе. Буквально на днях была незаконно снесена баня купца Лебедева в Самаре. По мнению Авдеева, самыми критичными являются Архангельская область (утрачено более 400 памятников), Удмуртия (разрушены ветряные мельницы) и Хабаровский край (там уже несколько лет саморазрушается заброшенная Николаевская крепость 1855 года постройки).

По состоянию на 1 января 2009 года в России на госучете состоит более 80 тыс. объектов культурного наследия, из них 25 757 - федерального значения, 62 384 - регионального. 13 объектов состоят в списке Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, а 67 включены в государственный свод особо ценных объектов культуры. К объектам культурного наследия относятся и памятники религиозного значения - 10 тыс. православных храмов и более 140 мечетей.

Необходимая страховка

Говоря о сохранении культурного наследия, Авдеев впервые озвучил позицию министерства в отношении перевозки в Троице-Сергиеву лавру иконы "Троица" работы Андрея Рублева, ныне хранящейся в Третьяковской галерее. По мнению министра, у этого вопроса есть две стороны - сакральная и художественная, причем "по художественной ценности "Троица" сопоставима с "Моной Лизой" Леонардо да Винчи". В Минкультуры считают: прежде чем принимать решение о транспортировке иконы, ее необходимо застраховать, как того требует законодательство.

По словам главы Минкультуры, исходя из примерной оценочной стоимости иконы в $600 млн страховка обойдется в $4 млн. "Представьте, какая будет страховая стоимость. И вопрос в том, кто будет страховать. Миллиона 4 нужно будет заплатить за страховку только для того, чтобы перевезти ее на три дня в Троице-Сергиеву лавру", - заметил Авдеев. При этом он добавил, что Русская православная церковь (РПЦ) подходит очень тактично к этому вопросу: "И я благодарен патриарху за деликатное и тактичное отношение и понимание того, какие нам предстоит преодолеть сложности для реализации этого вопроса".

Конфликт вокруг произведения искусства начался в сентябре прошлого года. Тогда во время встречи Авдеева и патриарха Московского и всея Руси Алексия II был поднят вопрос о перемещении "Троицы", находящейся в Третьяковской галерее, в Троице-Сергиеву лавру на время празднования святой Троицы, которая в 2009 году приходится на 7 июня. Письмо с просьбой о временной передаче иконы было направлено директору Третьяковки Валентину Родионову.

Искусствоведческий коллектив галереи высказался категорически против перевозки "Троицы", мотивировав отказ ее неудовлетворительным состоянием: через всю икону тянется миллиметровая трещина, по которой она может разойтись; в плохом состоянии краски, которые, как уверяют реставраторы, в тепле храма, вблизи горящих свечей просто поплывут.

В свою очередь представители РПЦ полагают, что никакого вреда произведению при должном уходе нанесено не будет. В РПЦ не раз отмечали, что икона была создана для храма, а не для музея и вернуть ее в храм - прямой долг руководства галереи.

Первый заместитель директора Третьяковской галереи Лидия Иовлева сообщила корреспонденту "Газеты", что разделяет позицию Минкультуры. "Икона действительно в крайне тревожном состоянии. В этом состоянии перемещение для нее очень болезненно и не может пройти бесследно", - отметила она.

Остов погибших галерей

Проблема с "Троицей" Рублева - далеко не единственная для российских музеев. Авдеев озвучил результаты недавно окончившейся комплексной проверки, проведенной министерством. Более 1,5 тыс. предметов искусства и иных экспонатов похищены и сейчас находятся в розыске. Еще свыше 2,5 тыс. предметов разрушены из-за нарушения условий хранения и не списаны в должном порядке, 1,2 тыс. музейных единиц переданы в иные места хранения без должного оформления. "Но если учитывать, что предметов хранения в наших музеях свыше 80 млн единиц, то картина в целом не такая удручающая", - оговорился министр.

Комплексная проверка началась еще в 2007 году - после выявления многочисленных краж в петербургском Эрмитаже. Тогда из фондов музея пропало огромное количество произведений искусства. Следствие установило, что похитителями были одна из музейных работниц и ее супруг.

Руководитель управления государственной охраны памятников истории и культуры Росохранкультуры Александр Работкевич рассказал корреспонденту "Газеты", что причина столь удручающих фактов кроется в недостаточно адекватном законодательстве. "Прежде всего стоит говорить о противоправных действиях, - заявил он. - Мы знаем множество историй, когда памятники фактически сносились под покровом ночи. Существующие меры наказания выглядят совершенно неадекватно содеянному. Во-первых, крайне сложен процесс привлечения к ответственности. Во-вторых, мы знаем множество фактов прекращения уже ведущихся дел за неимением доказательств или из-за банальной невозможности отыскать виновного. Кроме того, отдельной проблемой является разрушение памятников из-за природных воздействий. Например, размывка прибрежных объектов археологического наследия".

Кто виноват, что делать

Выступавший днем ранее председатель Госдумы Борис Грызлов так же резко высказывался о ситуации с охраной памятников. Он отметил, что законы, направленные на сохранение культурного наследия, сегодня выглядят не слишком эффективно, вспомнив, что последней редакции закона исполнилось уже семь лет. "К сожалению, вынужден констатировать, что из 12 подзаконных актов, которые необходимо было принять, приняты только 4. В результате отдельные нормы закона не работают", - прокомментировал Грызлов.

В Росохранкультуры полагают, что больший упор необходимо сделать на профилактическую работу, регулирования требуют законодательная и культурно-надзорная базы.

Авдеев выразил надежду, что в ближайшее время будет полностью согласован и внесен в Госдуму в законопроект, определяющий статус музеев-заповедников. По его словам, документ разработан ведомством уже давно. Сейчас он находится на согласовании в Минфине, Минэкономразвития и Минсельхозе.

Деньги на охрану

Авдеев сообщил, что в 2006 году на восстановительные работы было выделено 1,5 млрд рублей, на реставрацию были приняты 400 объектов, в 2007-м - 2,2 млрд рублей (600 объектов), в 2008-м - 3,5 млрд рублей. "Это позволило вывести многие объекты из острого аварийного состояния, грозившего полной утратой уникальных памятников", - сообщил Авдеев, назвав в числе спасенных храм Рождества Богоматери в Курганской области, церковь Покрова в Липецкой области, церковь Смоленской Божьей Матери в Старом селе Московской области. "Широкомасштабные реставрационные работы проводятся в настоящее время на объектах, которые традиционно считались не только важнейшими памятниками культуры, но и центрами духовной жизни, - в Троице-Сергиевой лавре, Спасо-Преображенском монастыре и других", - добавил он.

В рамках федеральной целевой программы "Культура России" запланировано выделить на ремонт и реставрацию памятников, находящихся в федеральной и региональной собственности, более 1 млрд рублей и 2,5 млрд рублей соответственно. Еще 1 млрд рублей потратят на памятники истории и культуры, включенные в проект "Историческая память".

Больше денег - больше культуры?

АЛЕКСАНДР МИТТА, кинорежиссер, народный артист России Конечно, нет. Разве Моцарт или Ван Гог недостаточно культурны? А что касается выделения государственных средств на культуру, то, конечно, лоботрясов надо кормить. Я имею в виду чиновников от культуры, тех, кто ее организует и кормится около. Если серьезно, то нищих и полунищих работников культуры действительно надо поощрять. Нельзя сравнивать музейного работника Америки или Германии с музейным работником России, а если сделать такое сравнение, то у любого россиянина просто со стыда сгорят уши. Если говорить о сериалах, то государство не выделяет средства на их производство, это дело коммерческое. Минкульт поддерживает документальное кино и анимацию, которые не могут существовать без господдержки, и некоторое количество высокохудожественных фильмов, которые делают опытные и успешные люди. Кстати, я никогда не использовал этот резерв и считаю это своей большой жизненной неудачей. Так получилось, что последние годы я работал за счет телевидения. Это большое мое упущение. Если бы я сделал хотя бы одну экранизацию классики, было бы гораздо лучше. Ни один серьезный проект, который сделал лицо российской культуре, не был осуществлен без поддержки государства. Без господдержки не было бы ни документального кино, ни анимации, ни картин Германа, да и многих других выдающихся людей.

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ, историк моды Если кто-то думает, что культуру можно купить за деньги, то глубоко ошибается. Скажем, в Арабских Эмиратах денег очень много, а культура не очень глубока. В России даже в самые тяжелые времена, когда денег на культуру почти совсем не выделяли, всегда находились люди, которые самозабвенно ей служили. Среди них почти все наши библиотекари, а также музейные работники, которые охраняют огромные ценности, получая при этом мизерную зарплату. Работники музеев часто даже не информированы о стоимости тех вещей, которые находятся в музее. Я встречал в России музеи, в которых нет интернета, то есть служители наших музеев не могут даже сравнить стоимость экспонатов, которые они охраняют, со стоимостью вещей, скажем, с лондонских или нью-йоркских аукционов. А ведь наверняка наши экспонаты стоят больше, но музейные работники совершенно не в курсе, что они охраняют. Конечно, хуже от того, что на культуру будет выделяться больше денег, не станет. Но радикально многое не изменится. По-моему, в музейном деле нужны огромные реформы, и главное связано с тем, что наши музеи не адаптированы к хранению ценностей. Ведь хранилища во многих музеях находятся в очень ветхом состоянии. Мало того, музеи часто не в состоянии описать по современным меркам то, что они хранят. У нас в стране нет единой интернет-системы, в которую были ли бы сведены ценности национальных музеев. Мы не можем набрать, скажем, фамилию художника Федотова или Бакста или, например, "мебель эпохи Александра I", чтобы на экране компьютера появились изображения и описи предметов, которые находятся в музеях. Причин этому много, и одной из главных является та, что даже через 64 года после окончания Великой Отечественной войны мы так и не посчитали трофейные ценности. Мне доводилось видеть в фондах многих музеев уникальные произведения западного искусства, которые пришли в качестве трофеев и которые до сих пор не описаны. А музеи боятся их выставлять из-за того, что не уверены в том, что они им принадлежат.

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО, писатель Взаимосвязь не прямая. В то же время всем понятно, что работники культуры живут несладко. Для музеев, библиотек и учреждений подобного рода должны быть большие финансовые вложения, чем сейчас. Понятно, что если вложить больше денег, то совсем не обязательно, что в стране повысится общий уровень культуры. Но если деньги не вложить, то уровень культуры однозначно упадет. И в человеческом отношении такая связь тоже не является прямой. Да, у человека появилось больше денег, но совсем не обязательно, что он после этого начнет повышать свой уровень культуры (хотя, конечно, и подобные примеры имеются). Все зависит только от самого человека, а деньги не являются панацеей.

ДМИТРИЙ ЛЕСНЕВСКИЙ, председатель правления Ren Media Group Выделение денег музейным работникам не имеет никакого отношения к культуре. Музейных работников просто нужно передать в силовые структуры, а зарплату им повышать уже поздно. И вообще, наличие денег не предполагает развитие культуры. Вспомним начало XX века, расцвет культуры, когда наступила эпоха Серебряного века. По-моему, очень многое зависит от атмосферы в обществе, когда все нацелено на созидание. В России были и сытые годы - и что, мы видели бешеный расцвет каких-то талантов в литературе или кино? Ничего позитивного не произошло от того, что в кино вкладывались миллионы долларов и снималось по 200 фильмов в год.

"ГАЗЕТА" АЛЕКСАНДРА МЕРЦАЛОВА, опрос подготовил АЛЕКСАНДР САРГИН

6 мая 2009 г.

Forma




Яндекс.Метрика

На главную страницу