Главная


  


Обновление: 
14 сентября 2005 г.

 

 
«Спас» – это единение и вера

Известный телеведущий, главный редактор телеканала «Спас» Иван Демидов о жизни и о себе

Когда несколько лет назад увидел вас в передаче "Как жить по-православному", подумал: что-то серьезное случилось в жизни человека, если так изменилось его сознание... 

Никакого потрясения не было и в помине. Обычное взросление человека. В профессиональном плане работу в программе "Музобоз" я не противопоставляю тому, что делаю сейчас. Просто навыки, которые я приобрел в прошлом, наполнились иным содержанием. Сначала я повзрослел как человек, затем последовало взросление профессионала. Из "дискотеки" появился Иван Демидов, который сделал программу "Как жить по-православному", затем "Русский взгляд", а теперь и телеканал "Спас". 

Все взрослеют, но не все становятся православными на нашем телевидении... 

Я знаю многих православных людей на ТВ. Это и режиссеры, и художники, и журналисты, и ведущие. Когда называю фамилии, пишущие журналисты почему-то подвергают людей легкомысленному остракизму. Православные ведущие - Андрей Малахов, Тутта Ларсен, Лена Ханга, Николай Дроздов... А сколько у нас православных артистов, музыкантов?! 

Честно говоря, в приведенном вами списке православных телевизионщиков только Николай Дроздов не вызывает вопросов... 

На самом деле есть много телевизионных людей, исповедующих православие. Насколько у них получается быть христианином в работе - другой вопрос. Так, в нашей команде из "Последнего героя" как раз собирались православные люди: Саша Лыков, Лариса Вербицкая, Таня Овсиенко, Марина Александрова и ваш покорный слуга. В этом смысле на остров выезжал целый приход... Здесь нужно четко уяснить: и представители нового поколения, и мы, сорокалетние - точное отражение того, что происходит в стране. Перед всеми рано или поздно встает вопрос: а чем ты можешь служить России и церкви на своем месте? И тогда у многих появляется желание уйти из профессии. 

У вас были такие мысли? 

Безусловно. Даже спрашивал своего духовника на сей счет. И получил жесткий и разумный ответ: "Знаешь, Ваня, если ты 20 лет собирал людей у телеэкрана и увлекал их некими ценностями, то сейчас будет позорно сбежать и не послужить на своем месте тем истинным ценностям, к которым ты пришел". 

Вам стыдно за телепроекты, которые делали раньше? 

Отнюдь. Никогда не отказывался ни от одной программы с моим участием: ни от "Взгляда", ни от "Музобоза", ни от тех передач, которые мы делали на 6-м канале. Тем более не стыдно за "Русский взгляд". 

Известно, что церковная публика - очень взыскательная, зачастую категоричная. Как они приняли ваш приход в православное телевидение - доброжелательно или подвергли анафеме? 

Бывало разное. Порой действительно оценка была такая: "А, это тот самый, который красовался в золотом пиджаке и черных очках, развращая молодежь?!" 

И как вы относитесь к подобным мнениям? 

Эта оценка как минимум не православная. Никто и никогда в православии не отказывал другому в праве переосмысления. Ведь слово "покаяние" переводится с греческого как "передумывание". Поэтому я спокойно смотрю на статьи под названием "Из дискотеки - в церковь". 

Это касается вашей персоны. А в глобальном плане имеет ли место быть проповедь православия на нынешнем, далеком от благочестия, телевидении? 

По этому вопросу даже в церковной среде бытуют диаметрально противоположные позиции. Мне ближе всего слова, прозвучавшие на последнем Архиерейском соборе РПЦ (Русская православная церковь. - Прим. ред.), о том, что задача, которую Церковь перед собой ставила (укрепить церковный институт, вырастить следующее поколение священников, обустроить храмы и т. д.), достигнута. Впереди новая цель - воцерковление народа, возвращение его в лоно православной традиции. На том же соборе прозвучала фраза о том, что размер амвона (возвышенное место, с которого священник проповедует. - Прим. ред.) слишком мал для подобной задачи в масштабах страны. И потому для меня православное телевидение очень важно - оно становится амвоном. 

Как-то я слышал фразу одного священника о том, что нужно заново крестить Русь. Вы согласны с этим утверждением? 

Да, конечно. Ну, может быть, не крестить, а заново воцерковить - это точно. Подаренное в детстве крещение должно стать нормой всей жизни. Это та свобода, которую Бог дал человеку. 

Как бы вы прокомментировали реакцию средств массовой информации на создание телеканала "Спас"? 

Думаю, она была предсказуема. Сейчас даже самым либеральным изданиям понятно: против патриотических, в том числе православных движений, негоже выступать. И все же они попытались подать это как неуклюжие попытки власти зацепиться за нечто исконно домотканое. Не обошлось и без ярлыков: анахронизм, мракобесие... 

Я был на пресс-конференции, посвященной открытию "Спаса". Доходило до смешного. Корреспондент либерального издания со слезой в глазу обеспокоился: "А как отреагируют на создание православного телеканала подписчики "НТВ плюс" в Калмыкии?"... 

Действительно, было забавно. Я всегда говорю молодым телевизионщикам: никогда не считайте себя самодостаточной силой, основным субъектом телевидения. Мы всего лишь посредники между событиями и зрителем. Мы не должны брать на себя функцию духовного учительствования. И в этой связи интересно, что пресса не заметила, как восприняли появление телеканала "Спас" простые люди.Например, абсолютное большинство подписчиков "НТВ плюс" проголосовало за появление такого канала. 

В последние годы вы позиционируете себя как журналист, специализирующийся не только на православной, но и на русской тематике. Не нажили себе врагов среди бывших друзей? 

Когда я начал делать "Русский взгляд", мои коллеги, последнее десятилетие посвятившие себя этой тематике в СМИ, говорили о противостоянии и вражеском окружении, которое прежде бытовало на ТВ. О внешнем неприятии этой темы мне говорили мои друзья, которые создавали первое православное телевидение в России - Владимир Желонкин и Андрей Писарев (они возглавляли тогда православное информагентство "Пята"). Это мне говорил Александр Николаевич Крутов (создатель и ведущий "Русского дома"). Я абсолютно им верил, кое-что видел и сам. И понимал, что эти люди прорывались с русской идеей в СМИ в очень тяжелое время. 

Однако я пришел в русскую тему всего два года назад и не могу сказать, что сталкивался с теми же проблемами. Многое поменялось. Народ перекормили пустыми тревогами и хохочущими бездумными клоунами. Русское телевидение вызрело в социальное ожидание народа как протест против той пошлости и злобы, которая захлестнула наши телеэкраны, нашу жизнь. 

Мне было легче еще и потому, что я был глубоко имплантирован в телевизионную жизнь и от меня не просто было отмахнуться. Я для них - свой. В худшем случае было недоумение или смешки за спиной. Но в целом во время работы на "Русском взгляде" и при создании телеканала "Спас" практически во всех структурах, куда мы обращались за помощью, оказывалось несколько православных людей в руководстве, которые помогали нам решать проблемы. Раньше мы не замечали, сколь велико число людей внятных, людей, которые, сидя в высоких креслах и владея серьезными фирмами, совершенно спокойно позиционируют себя как православные христиане. 

В начале ХХ века масоны внедрялись в официальные госструктуры, чтобы проводить там свои идеи. Получается, сейчас православным тоже надо встраиваться в современную систему? 

Конечно. Как ни цинично звучит ваша мысль, она по сути верна. И благо, что сегодня либеральные масонские ценности и теории тайных заговоров, которыми жили СМИ последние 10 лет, становятся дурным тоном. Однако принципиальная разница в том, что сейчас никто тайно православие не внедряет ни в бизнес, ни во власть, ни в культуру. Люди откровенно и спокойно веруют. И никаких тайных православных обществ не создается. Такое положение и надо всеми силами укреплять. И телеканал "Спас" в этом плане должен стать не только телевизионным каналом, а неким центром, объединяющим единомышленников. 

Беседовал Андрей ПОЛЫНСКИЙ МОСКОВСКАЯ СРЕДА № 33 (139), 7 - 13 сентября 2005 

 


 



Яндекс.Метрика

На главную страницу