Главная


 


Обновление: 
04 ноября 2005 г.

 

 
Историческая память об освобождении России от Смуты воплотилась в День народного единства

В России началось празднование Дня народного единства. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II прибыл в Нижний Новгород, где 400 лет назад было сформировано народное ополчение. Несмотря на то, что день 4 ноября был утвержден Госдумой как праздничный лишь 16 декабря 2004 года, он не является историческим нововведением. Праздник Казанской Божьей матери - один из самых старых в России, поскольку отмечался с 17 века (после революции - только Церковью). Сегодня он возвратился и в светскую Россию.

На краю пропасти

Начало 17 века на Руси было тревожным: "дожди великие по всей земле и не давали хлебу созревать... мерли люди, как никогда, от морового поветрия мерли... Мясо человеческое продавалось на рынках за говяжье в пирогах... В одной Москве погибли около 500 000 человек". За голодом и мором начался разбой, а весной 1604 года на Москву в поход двинулся Лжедмитрий, претендовавший на московский престол. Через год скончался царь Борис Годунов. Правда, Москва присягнула сыну Бориса - Феодору, но после самого краткого в русской истории царствования молодой государь вместе с матерью погиб насильственной смертью.

Летом 1605 года Лжедмитрий I вступил в Москву, захватив царский престол. Царствование Лжедмитрия было недолгим. 17 мая 1606 г. народ восстал против самозванца и тот был убит. По мнению историка Николая Костомарова, "Дмитрий уничтожил Годуновых и сам исчез, как призрак, оставив за собой страшную пропасть, чуть было не поглотившую Московское государство".

Московский трон пустовал недолго. Спустя всего два дня на царство был выкрикнут боярин Василий Шуйский. Вопреки всем прогнозам, его "воцарение" не смогло унять бурю народных мятежей, и вскоре появился второй Дмитрий-самозванец, которого на Руси прозвали "вором". Сам себя он, конечно, объявил "воскресшим царским сыном". Вокруг "вора", как пишет Костомаров, скоро "собралась дружина, но не земская: составилась она из польских авантюристов, казачества и всяких проходимцев". Смута в умах очень скоро перешла в смуту на деле. Народ не знал, кому верить: Василию Шуйскому или царю-самозванцу, который подошел к Москве и создал лагерь в Тушине, где было сформировано правительство из русских аристократов.

У самого Шуйского было мало средств и людей для борьбы с Лжедмитрием. Он обратился за помощью к шведам, но Тушино уже исчезло: временный "воровской" городок, образовавшийся там, был оставлен "вором" и сожжен. Гораздо более опасным оказался поход на Москву польского короля Сигизмунда III, который был ответом на союз Шуйского со шведами. Убедив сенат и сейм, что война с Москвой необходима в интересах Польши, король выступил в поход и в сентябре 1609 года осадил Смоленск.

4 февраля 1610 года посольством русских бояр, являвшихся ранее сторонниками Лжедмитрия II, был заключен договор с польским королем Сигизмундом III, по которому его сын Владислав признавался русским царем. Договор содержал ряд таких ограничительных статей как переход малолетнего Владислава в православие, сохранение служебных, придворных и земельных привилегий и прав русских феодалов, которые поляки формально приняли, но, тем не менее, продолжали агрессию.

Первое ополчение

Патриархальное русское общество раскололось. С одной стороны, и народ, и бояре требовали свержения Шуйского с престола как незаконного царя и виновника всех смут. С другой стороны, против польских интервентов и изменников-бояр стали выступать различные слои русского народа. Из Москвы и других городов по стране рассылались грамоты, в том числе послания патриарха Гермогена, с призывом развернуть борьбу с врагом. Общее недовольство, в конце концов, привело к падению Шуйского, который 7 июля 1610 года был низложен и насильственно пострижен в монахи.

С этого времени государством стала управлять боярская дума, названная по числу членов "Семибоярщиной". Все знатные бояре, вошедшие в новое правительство, поддерживали идею избрания на российский престол польского королевича. 17 августа Москва присягнула малолетнему Владиславу и в город вошли польские войска во главе с гетманом Гонсевским. Поляки обосновались в Кремле, что вызвало новую волну народного недовольства.

В начале марта 1611 года из Коломны к Москве выступило первое народное ополчение. Инициатором его создания выступили жители Рязани и воевода Прокопий Ляпунов. К движению присоединились Ярославль, Нижний Новгород, Суздаль, Владимир, Муром, Кострома и другие города с их уездами. В Москве тем временем тоже началось народное восстание против польских интервентов. Отряды ополченцев обложили Москву и держали поляков в осаде. Их положение становилось все тяжелее и тяжелее. Поляки дошли до того, что, по свидетельству историков, "стали есть мертвецов". Наконец, в ходе боев восставшие посадские люди, стрельцы, крестьяне изгнали поляков из Белого города, но в июле в результате заговора был убит предводитель ополченцев Ляпунов, а само ополчение фактически распалось, и полякам удалось подавить восстание.

Московское государство стояло на пороге катастрофы: поляки взяли Смоленск; польский отряд сжег Москву и укрепился за уцелевшими стенами Кремля и Китай-города; шведы заняли Новгород и, в свою очередь, выставили одного из своих королевичей кандидатом на московский престол; на смену убитому второму Лжедмитрию в Пскове уселся третий, какой-то Сидорка. После захвата поляками Кремля боярская дума, вставшая во главе государства, упразднилась сама собою. Государство, потеряв свой центр, стало распадаться на составные части. Практически каждый крупный город жил своей собственной жизнью, а государство в целом "преображалось в какую-то бесформенную, мятущуюся федерацию".

Дубина народной войны

В этот критический момент при полном бессилии политической верхушки на борьбу с поляками поднялось второе народное ополчение, поддержанное Церковью. Призывные грамоты архимандрита Дионисия и келаря Авраамия, расходившиеся из Троицкого монастыря, сначала подняли на борьбу нижегородцев под руководством их старосты мясника Кузьмы Минина. На призыв нижегородцев "стали стекаться оставшиеся без дела и жалованья, а часто и без поместий служилые люди, городовые дворяне и дети боярские", которым Минин нашел достойного вождя - князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Так родилось второе ополчение против поляков.

Месяца четыре собиралось ополчение, и 18 августа 1612 года двинулось из Ярославля к Москве, пополняясь по пути толпами служилых людей, просивших принять их на земское жалованье. Три месяца под Москвой шли тяжелые бои. Для поддержания духа русского воинства в Казани был сделан точнейший список с иконы Казанской Божьей Матери, который отвезли на помощь в Первопрестольную. Здесь, по словам летописца, "молитвами и заступлением пречистой Владычицы Богородицы, явлением чудотворной иконы Казанской" и старанием русского воинства под предводительством князя Пожарского было очищено от поляков Московское государство. По преданию, русские воины одну ночь не спали, вторую - молились у иконы Богородицы, а на третий день пошли в атаку. Наконец, 22 октября 1612 года был приступом взят Китай-город.

Поляки и московские бояре перешли в Кремль, который тут же был окружен русскими войсками. Помощи осажденным ждать было неоткуда и, страдая от голода, они стали "менять драгоценности короны на продовольствие. При этом драгоценности спускались со стен Кремля в корзинах". Как записано в старых документах, "бояре сильно встужили и послали к Пожарскому, Минину и всем ратным людям с просьбою, чтобы пожаловали, приняли их жен без позору. Пожарский велел сказать им, чтобы выпускали жен без страха, и сам пошел принимать их, принял всех честно и каждую проводил к своему приятелю, приказавши всем их довольствовать". Изнуренный голодом польский гарнизон не мог защищаться, а только просил пощады. 24 октября осажденные в Кремле поляки открыли Троицкие ворота и стали выпускать людей. Одним из первых из осажденного Кремля вышел Михаил Романов со своей матерью Марфой Ивановной. 26 октября польский гарнизон, удерживавший Кремль, сдался окончательно.

Москва была освобождена, но после изгнания поляков представляла собой страшное зрелище. Стены деревянного города были сожжены. Улицы заросли бурьяном и чертополохом. Тем не менее, в первый же воскресный день русское воинство и все граждане совершили торжественный крестный ход с чудотворной иконой Казанской божьей матери. Как писал историк Сергей Соловьев, "в этот день после молебна войско и народ двинулись в Кремль, и здесь печаль сменила радость, когда увидали, в каком положении озлобленные иноверцы оставили церкви: везде нечистота, образа рассечены, глаза вывернуты, престолы ободраны; в чанах приготовлена страшная пища - человеческие трупы! Обеднею и молебном в Успенском соборе окончилось великое народное торжество, подобное которому видели отцы наши ровно через два века".

Праздник Казанской

В память спасения России от бедствий Смутного времени новоизбранный царь Михаил Федорович Романов по благословению митрополита Филарета распорядился "установить ежегодное празднование Казанской иконы Божьей Матери, кроме дня ее обретения 8 июля, еще в день избавления Москвы от поляков 22-го октября". При царе Алексее Михайловиче в 1649 году в день 22 октября (по новому стилю - 4 ноября) "установлено совершать празднование Казанской Богоматери во всей России по случаю рождения у Алексея Михайловича наследника престола - цесаревича Дмитрия Алексеевича, что для России, недавно испытавшей тяжкие бедствия от пресечения царского рода, служило радостным залогом будущего благоденствия".

Москва праздновала освобождение, но на территории государства еще орудовали шайки поляков, грабившие города и села, а польский король Сигизмунд III не отказался от намерений покорить россиян. Если говорить о польской интервенции, то она не закончилась в 1612 году, а славный воевода Пожарский еще несколько лет водил полки на борьбу с врагом.

Последний поход поляков на Москву был организован летом 1618 года, но, потерпев очередное поражение, польская шляхта пошла на мирные переговоры. 1 декабря 1618 года в селе Деулино под Троице-Сергиевым монастырем было заключено Деулинское перемирие сроком на 14,5 года. Польское правительство и королевич Владислав отказались от намерения добиваться московского престола силой оружия. Россия временно уступала Польше Смоленск, Чернигов и некоторые северские города (Новгород-Северский, Дорогобуж и другие - всего 30 населенных пунктов). Этот договор был тяжелым для русского государства, но он все же давал передышку для собирания сил и восстановления хозяйства страны, разрушенного многолетней войной.

Наталья Елисеева "Страна.Ру"


 



Яндекс.Метрика

На главную страницу