Главная


Ректор 


Новосибирская епархия и Великая Отечественная война.

Фронтовики. 

 


Обновление: 
16 мая 2005 г.

 

 
Новосибирская епархия и Великая Отечественная война

Архиепископ Тихон:
«Мои родители ознакомились на фронте»

Где знакомятся будущие супруги? Кто-то на дискотеке, или в молодежной шумной компании где-нибудь за городом. Кто-то прямо на улице или в троллейбусе. Многие познакомились в институтской аудитории. Кто-то впервые увидел свою жену или мужа на работе. Но многие их тех, кому сейчас уже за 80, а тогда под Ржевом в сорок втором, или в Будапеште в сорок пятом было только двадцать, или немного больше — знакомились на фронте. Они видели друг друга в первый раз на полевом аэродроме или в окопе, в госпитале или на последнем транспорте, покидавшем оставляемый Севастополь, но где бы они ни встретились — эта встреча была самой главной, определяющей в их последующей семейной жизни.

Начало сознательной жизни родителей Владыки Тихона совпали с трудными годами коллективизации. Григорий Степанович Емельянов — отец архиепископа Тихона родился на Волге возле Казани, мама — Екатерина Тимофеевна Ларина — под Липецком. В начале 30-х годов их семьи были раскулачены.

Отец Екатерины Тимофей был расстрелян. Все, что было в их крестьянском хозяйстве конфисковали. Бабушке Владыки — матери Екатерины Тимофеевны удалось перебраться в Воронеж, где она жила с дочерьми до самой войны.

Степан Емельянов — отец Григория был арестован и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала. Остальных членов семьи отправили в ссылку в далекую Сибирь. Там на станции Черемхово в Иркутской области прошли юные годы Григория. Ему рано пришлось начать работать на лесозаготовках, и жизнь свою в Сибири он вспоминал без радости. «Там нечего делать! Интересно побывать где-нибудь в центрах цивилизации, а в Сибири — снег, мороз... », — говорил Григорий Степанович позднее своим детям. В 41-м, словно забыв, что его родители кулаки, а значит враги и что сам он, Григорий, по такой большевистской логике, — «чуждый элемент», — его призвали в армию. До глубокой осени дивизия, в которой служил Григорий Емельянов находилась в Забайкалье. Опасались, что Япония тоже может начать войну. Но ближе к зиме стало ясно, что японцы на нас не нападут, по крайней мере этой зимой, да и положение на фронте стало критическим. Дивизию спешно перебросили под Москву, и здесь рядовому-минометчику Григорию Емельянову пришлось участвовать в тяжелых боях. Смерть боевых товарищей, фронтовые дороги, бои зимой, летом, в весеннюю и осеннюю распутицу, все это пришлось пережить Григорию.

Григорий Степанович и Екатерина Тимофеевна Емельяновы. Воронеж, май 1946 года.

Иеромонах Тихон с родителями. 1981 год.

Под Старым Осколом Григорий Емельянов попал в госпиталь, но не из-за ранения, а по болезни. Высокая температура, одышка, — врачи поставили диагноз — воспаление легких. В госпитале Григорий Степанович познакомился с санитаркой — Екатериной Лариной.

Екатерина в самом начале войны решила идти на фронт добровольцем. Ее направили на краткие курсы санитарок, где занималось много таких же молодых девушек. Их учили оказывать первую помощь, стрелять. Кстати последнее пригодилось Екатерине. На фронте ей пришлось не только перевязывать раны, но и отстреливаться. За спасение жизни командира Екатерина была награждена медалью.

Но вскоре после встречи Григорию Емельянову и Екатерине Лариной пришлось расстаться. Врачи решили, что заболевание Григория серьезное и его отправили далеко в тыл, в Бийский эвакогоспиталь. Так Григорий Емельянов снова оказался в Сибири. Через много лет Григорий Степанович рассказывал детям, что госпиталь находился возле высокой трехпрестольной церкви.

В начале 90-х годов епископ Новосибирский и Барнаульский Тихон, совершая поездку по епархии, побывал в Бийске и возле Успенской церкви увидел здание с памятной доской, на которой было написано, что во время Великой

Отечественной войны в нем помещался именно этот госпиталь. И Владыке сразу же вспомнился отцовский рассказ.

В Бийске Григорий лечился, вспоминал о встрече с Екатериной. Но надеяться, что они вновь увидят когда-нибудь друг друга было трудно. Солдата после госпиталя могли направить куда угодно — фронт протянулся от Заполярья до Черного моря. Но на войне было и другое самое страшное препятствие для встречи людей. Тысячи солдат и офицеров ежедневно встречали свою смерть на полях сражений.

Прошло два фронтовых года. Григорий вновь попал в госпиталь, на этот раз после ранения. После выздоровления он был выписан и догонял свою часть. Шло наше наступление под Киевом. После длительного марша солдатам разрешили остановиться и отдохнуть. Тысячи людей, пушки, лошади, автомобили, полевые кухни, — все это множество людей и техники сразу же заполнило небольшое село и окрестные поля. Уже наступила зима, было холодно, Григорию и его нескольким товарищам очень не хотелось оставаться здесь и спать прямо на снегу. Бойцы пошли в соседнее село и постучались в одну хату — хозяйка сказала, что у нее ночует уже так много солдат, что никого больше пустить она не может. Пошли к другой хате. На стук вышла женщина и сказала, что она бы пустила хлопцев, у нее на постое только пять человек. Но это — девчата из госпиталя. Бойцы попросили хозяйку позвать кого-нибудь из девушек, надеясь, что может быть они все же разрешат им где-нибудь устроиться. На крыльцо вышли две девушки. Одна из них была Катя Ларина. Так Григорий и Екатерина встретились вновь.

«Яже Бог спряже, человек да не разлучает». Наверное эти слова из первой молитвы чинопоследования венчания были хорошо известны представителю древнейшего русского дворянского рода полковнику медицинской службы Беклемишеву — начальнику госпиталя, в котором проходила службу Екатерина Ларина. Когда полковник узнал о чудесной ветречи молодых людей, то выступил с ходатайством перед вышестоящим командованием о переводе рядового Емельянова к вверенному ему госпиталю. С тех пор Григорий Степанович и Екатерина Тимофеевна не расставались. Войну они закончили в Германии, и День Победы стал для них практически днем свадьбы.

Григорий Степанович и Екатерина Тимофеевна Емельяновы на праздновании 40-летия Победы в Издательском совете Московской Патриархии. Май 1985 года.

Родители Владыки Тихона накануне отъезда из Воронежа в Москву во дворе своего дома. Май 2004 года.

После войны они поселились в Воронеже. Сначала жили у мамы Екатерины Тимофеевны — бабушки Владыки Тихона. Молодая семья выхлопотала участок для строительства, построили дом. Здесь родились три дочери и сын. Владыка Тихон рассказывает, что родители хотели, если первый ребенок в их семье будет мальчиком, назвать его Василием, потому что им очень нравился герой поэмы В.Т. Твардовского — Василий Теркин. Но родилась девочка, и Григорий Степанович сам дал ей имя — Вера. Вторым ребенком стал сын, имя которому дала тетя Александра — сестра Екатерины Тимофеевны. Мальчика назвали Леонидом в честь священника, служившего в родном селе Лариных и убитого в годы гонений на Церковь. В отличии от сестер, Леонид родился дома. Роды принимали бабушка и тетя. «Хозяин родился», — сказала бабушка, принимая мальчика. Двух младших дочерей Надежду и Любовь назвал так же отец. Наибольшее влияние на религиозное воспитание детей в семье Емельяновых оказала бабушка Екатерина Степановна, учившаяся еще в церковно-приходской школе. Она привела своих внуков в храм, научила церковно-славянскому языку, приобщила к церковной жизни, чтению молитвенного правила.

Владыка Тихон рассказывает, что Григорий Степанович, чтобы прокормить семью, много работал. Но в свободное время, несмотря на то, что смог окончить только шесть классов, он старался читать, выписывал много газет и журналов. При этом отрицательно отзывался о телевидении, считая, что от него пользы мало. Григорий Степанович не раз говорил детям: «Государство дает вам образование. Посмотрите на Запад: там люди ищут работу, стараются чему-то научиться, платят за учебу. У нас — все бесплатно. Учитесь, пожалуйста!». Этот родительский наказ дети исполнили.

Вера Григорьевна окончила экономический факультет Воронежского университета, но по специальности работать ей пришлось недолго, вскоре она вышла замуж и сейчас с мужем-священником живет в Москве (до ухода на пенсию он служил в одном из храмов Подмосковья).

Надежда Григорьевна — провизор, она окончила техникум и фармацевтический институт, занималась несколько лет в иконописном кружке при Московской Духовной Академии под руководством известнейшего современного иконописца — Марии Николаевны Соколовой (монахини Иулиании). Когда Надежда Григорьевна почувствовала, что необходимы специальные знания, связанные со сложной живописной техникой, то получила еще одно высшее образование — художественное. Сейчас она монахиня в Пюхтицком Успенском монастыре. При постриге она получила имя Митрофания, в честь святителя Митрофана Воронежского. В монастыре она пишет иконы.

Любовь Григорьевна — выпускница исторического факультета Воронежского университета, преподаватель в одной из московских школ.

Сын — Леонид Григорьевич окончил техникум, после службы в армии поступил в Московскую Духовную Семинарию, затем учился в Академии и аспирантуре. Учебу совмещал с работой в Издательском отделе Московской Патриархии. В 1981 году, в год окончания Академии был пострижен в Троице-Сергиевой Лавре в монашество в честь святителя Тихона Задонского. После работы в Издательском отделе и трудов по восстановлению Свято-Данилового монастыря в Москве (архимандрит Тихон был его наместником в конце 80-х годов), 19 августа 1990 года он был хиротонисан во епископа Новосибирского и Барнаульского.

В прошлом году родители Владыки Тихона переехали в Москву. Перед отъездом они решили передать свой дом в Воронеже епархии. Когда эта статья готовилась к печати из Воронежа пришло письмо от митрополита Воронежского и Борисоглебского Сергия. Мы приводим его текст.

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему ТИХОНУ, архиепископу Новосибирскому и Бердскому Ваше Высокопреосвященство, Дорогой Владыко!

Духовно рад приветствовать Вас с началом Великого поста — отверстыми вратами навстречу светлого и всерадостного Воскресения Господа нашего!

Позвольте от всего сердца поблагодарить Ваше Высокопреосвященство и Вашу благочестивую семью за щедрый дар Воронежской и Борисоглебской епархии. Закончилась длительная процедура оформления, в Вашем доме совершается Божественная Евхаристия.

Родительский дом, ставший для Вас первым училищем веры и благочестия на пути к архипастырскому служению, отныне становится основанием для воплощения веры, надежды и любви христианской — храма Божиего.

Воистину, надмирное и в высшей степени христианское дело — отдавая, приобретать!.. Вы и Ваша семья обрели множество благодарных молитвенников в лице прихожан храма святого великомученика Георгия Победоносца и, я верю, неветшающее сокровище в обителях Отца Небесного.

Молю Господа нашего Иисуса Христа, да хранит Он Вас и Ваших близких в мире, здравии и благоденствии. Его небесное благословение, присно пребывая с Вами, да укрепит и утешает Вас в трудах на благо Святой Церкви и на всех путях жизни Вашей.

Доброго здравия и крепости сил душевных и телесных Вашим досточтимым Родителям.

С любовью о Господе СЕРГИЙ, митрополит Воронежский и Борисоглебский.

Таким образом, в доме, где родился Владыка Тихон и где много лет жила дружная христианская семья Емельяновых, ныне устроен храм в честь покровителя русского воинства святого Великомученика Георгия Победоносца. В пятницу Светлой седмицы в этом храме будет первый раз праздноваться престольный праздник.

Воронеж, улица Загородная, 42. Дом, в котором родился архиепископ Тихон и где ныне устроен храм во имя святого Великомученика Георгия Победоносца.

Протоиерей Виталий Бочкарев

Сибирь православная № 1 (4) 2005 г.