Главная


Ректор 


Новосибирская епархия и Великая Отечественная война.

Архиепископ Тихон: «Мои родители ознакомились на фронте» 


Обновление: 
16 мая 2005 г.

 

 
Новосибирская епархия и Великая Отечественная война

ФРОНТОВИКИ 


 Протоиерей Александр Смолкин

Старший сержант Смолкин с боевым товарищем в Германии в 1945 году

Александр Петрович Смолкин, портрет которого помещен на первой странице обложки, родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье. Его юность прошла в суровые годы войны. В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт. Он воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью.

После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. Приехав в Новосибирск, он встретился с Верой Карпенко, которая работала в канцелярии Новосибирского епархиального управления машинисткой. В 1952 году состоялось их венчание.

Воспоминания о детстве, прошедшем среди простых благочестивых русских людей, о военных испытаниях, о положивших за Родину свои жизни фронтовых товарищах заставили Александра Петровича задуматься о дальнейшем жизненном пути. Бесспорно на его выбор оказало и влияние невесты, а затем супруги — Веры Алексеевны, которая несла свое послушание под непосредственным руководством митрополита Новосибирского и Барнаульского Варфоломея (Городцева). Александр Петрович Смолкин, прослуживший девять лет земному Отечеству в воинском звании, принял решение всю свою оставшуюся жизнь посвятить служению Христу и Его Церкви.

По благословению Владыки Варфоломея, с 1952 года Александр Смолкин проходил клиросное послушание, а затем стал псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе. Через много лет отец Александр вспоминал, что церковно-славянскому языку (чтению и основам грамматики) его учила сестра Владыки Варфоломея Мария Дмитриевна Городцева.

7 апреля 1955 года рукоположенный на Благовещение во диакона митрополитом Варфоломеем отец Александр начал свое служение как священнослужитель в главном храме Новосибирской епархии. Диаконское служение отца Александра проходило под руководством митрополитов Варфоломея и Нестора (Анисимова), блестяще образованных, опытных и духоносных архипастырей, начавших свое служение в священном сане еще до революции, переживших тяжкие гонения, темничное заключение, ссылку, жизнь на чужбине. Через много лет, в разговорах с молодыми священнослужителями, отец Александр всегда с любовью и теплотой вспоминал о первых своих архипастырях-наставниках.

После войны

Протоиерей Александр Смолкин с духовенством Вознесенского собора на Заельцовском кладбище у могил воинов Красной Армии, умерших от ран в госпиталях Новосибирска в годы Великой Отечественной войны

1 ноября 1959 года епископ Новосибирский и Барнаульский Донат рукоположил отца Александра в сан иерея. Практически все священническое служение отца Александра прошло в Новосибирском Вознесенском кафедральном соборе. На протяжении почти трех десятилетий он был штатным священником, ключарем настоятелем. Несколько поколений православных новосибирцев хорошо знали, уважали и любили протоиерея Александра.

Многолетнее служение отца Александра было отмечено священноначалием Русской Православной Церкви. Он был удостоен правом ношения митры, награжден орденами святого Равноапостольного князя Владимира и преподобного Сергия Радонежского.

С 1988 году, по состоянию здоровья, протоиерей Александр Смолкин был за штатом, но не оставлял любимого храма. Он по-прежнему исповедовал прихожан, поминал записки, когда позволяло состояние здоровья служил сам или сослужил архиереям и соборному духовенству.

Более чем через 50 лет после представления отца Александра нашла еще одна его фронтовая награда — медаль «За отвагу». К ней отец Александр был представлен за мужество в том бою, когда получил ранение.

Скончался протоиерей Александр Смолкин 29 октября 2002 года и был погребен на Заельцовском кладбище. Молитвенную память о нем, воине и священнике, хранят многие прихожане Вознесенского кафедрального собора.


Архимандрит Макарий (Реморов)

Архимандрит Макарий родился 23 марта старого стиля 1907 года в селе Сядемка, Земеченского уезда, Тамбовской губернии. В крещении он получил имя Игорь. Его отец иерей Николай Реморов происходил из древнего священнического рода. Игорь Реморов начал учиться еще в Тамбовском духовном училище, а после революции продолжил свое обучение в светской школе. Он окончил девятилетку. В 1927 году Игорь Николаевич женился на Валентине Михайловне Мстиславской, отец которой был благочинным, служил в одном из мордовских сел и за активную миссионерскую деятельность награжден медалью.

В конце 20-х годов начинается массовое закрытие церквей, многие священники подвергается арестам, однако угроза гонений не пугает Игоря Николаевича, и он отвечает согласием на предложение крестьян, просивших его стать священником в его родном селе. В этом же году Игорь Реморов был рукоположен во диакона и во священника и получает назначение в Успенскую церковь села Сядемка. Два года удалось прослужить молодому священнику. Начавшаяся коллективизация вызвала новую волну репрессий против духовенства, и отец Игорь был арестован и приговорен к высшей мере наказания. Но, при пересмотре дела, расстрел заменили ссылкой в Сибирь.

В 1930 году священник Игорь Реморов прибыл в Бийск. В это время на Алтае так же были арестованы десятки священников, и во многих храмах богослужение не совершалось. В первый же день по прибытии в Бийск на базаре отец Игорь встретился с человеком, оказавшимся старостой Казанской церкви села Грязнухинского (ныне село Советское, Советского района). Староста сразу же определил, что перед ним священник и стал просить отца Игоря поехать к ним и служить в их сельском храме. Отец Игорь согласился. Тотчас же они отправились к местному архиерею, который удостоверившись, что отец Игорь не обновленец, направил его в Грязнухинское.

Прихожане полюбили молодого батюшку, но послужить здесь ему пришлось недолго: начал свое служение в Грязнухинском отец Игорь летом, а на Крещение поздно вечером к нему в дом постучался председатель сельсовета и под большим секретом сообщил, что отцу Игорю следует немедленно уезжать из села, так как завтра его обязательно арестуют. В ту же ночь священник Игорь Реморов уехал и вскоре был в Бийске. Здесь он окончил курсы бухгалтеров и устроился работать по этой специальности. То что именно таким образом ему удалось избежать ареста является неудивительным. Подобных случаев было немало. Сотрудников ОГПУ часто не интересовало, кто конкретно будет ими арестован. Их заботило прежде всего выполнение плана по количеству арестованных лиц определенной категории. Просто было нужно арестовать предписанное количество священников, кулаков, бывших царских офицеров, бывших чиновников и т.д. Искать же куда-то пропавшего отца Игоря им было некогда, проще было бы найти кого-нибудь другого и арестовать.

Вскоре отец Игорь был мобилизован в трудовое ополчение и стал работать на стройках Кузбасса. В середине 30-х годов он вернулся в Бийск к семье. Устроиться служить в какой-либо храм в это время было уже очень трудно. Большая часть из церквей была закрыта, и отец Игорь до самой войны работал бухгалтером.

В июле 1941 года он был мобилизован и отправлен на фронт. Первоначально воевал под Москвой, а затем инженерно-саперный батальон, где служил отец Игорь был переброшен в Ленинград. До 1944 года его часть обеспечивала «дорогу жизни» через Ладогу.

Протоиерей Валентин Бирюков и архимандрит Макарий (Реморов) с сыновьями священником Василием и протоиереем Александром

Священник Игорь Реморов закончил войну в Восточной Пруссии в Кенигсберге. Он был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией».

Осенью 1945 года отец Игорь вернулся в Бийск, где продолжал работать бухгалтером. В 1956 году митрополит Новосибирский и Барнаульский Нестор благословил отца Игоря продолжить священническое служение. До 1973 года отец Игорь служил в селах Большой Улуй и Ново-Березовка, Красноярского края. В 1970 году он овдовел.

Затем протоиерей Игорь Реморов служил в поселке Колывань Новосибирской области. В 1980 году он был пострижен в монашество архиепископом Новосибирским и Барнаульским Гедеоном в честь преподобного Макария Великого. Находясь за штатом отец Макарий жил в Тобольске, Новокузнецке, Бердске. По мере своих сил он служил в храмах этих городов. Многие сибиряки, как миряне, так и священнослужители обращались к отцу архимандриту за духовным советом, просили его молитв и молились за него. Скончался архимандрит Макарий 8 декабря 1998 года в Бердске и похоронен за алтарем Бердского Преображенского собора.

Сын отца Макария протоиерей Александр Реморов — ректор Новосибирского Свято-Макариевского Богословского института, старается, когда появляется возможность помянуть синодик отца Макария. Автору этих строк довелось видеть эту тетрадочку заполненную сотнями имен. Батюшка молился за прихожан храмов, в которых служил; за архиереев и священников, убиенных во время гонений и умерших в ссылках; будучи большим знатоком русской классической литературы (а отец архимандрита Макария — протоиерей Николай Реморов, сам был поэтом и оставил несколько десятков стихотворений), отец Макарий включил в свой синодик имена многих русских писателей, поэтов, религиозных мыслителей и философов.

Через несколько лет после кончины отца Макария имя его записано в поминальные записки многих православных новосибирцев и бердчан, которые помнят его.


Протоиерей Валентин Бирюков

Валентин Яковлевич Бирюков родился 4 июля 1922 года в селе Колыванском, Павловского района, Алтайского края в крестьянской семье. Во время коллективизации Бирюковы, как и многие крестьяне их села, были раскулачены и сосланы в Нарымский край. С 1941 года Валентин Бирюков на фронте. Сибирского охотника и отличного стрелка поставили наводчиком орудия. Воевать Валентину Бирюкову пришлось на Ленинградском фронте. После прорыва блокады он дошел со своими товарищами артиллеристами до Восточной Пруссии и участвовал в штурме Кенигсберга. Закончил войну Валентин Яковлевич в Польше. Он награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией».

После войны Валентин Яковлевич вернулся в Нарымский край, жил в Колпашево. Был прихожанином Воскресенской церкви поселка Тогур. Глубокая вера, которую он пронес через все испытания была передана им его детям.

В 1975 году Валентин Бирюков был рукоположен во диакона архиепископом Новосибирским и Барнаульским Гедеоном. Во священника его рукополагал архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Варфоломей. Прослужив несколько лет в Средне-Азиатской епархии, отец Валентин вернулся в Сибирь. В Новосибирской епархии он служил в Никольской церкви села Новолугового, в Александро-Невской церкви в Колывани, в Чулыме.

Сейчас отец Валентин является заштатным священником, но продолжает служить в Сретенской церкви и в Преображенском соборе Бердска. Он является духовником многих священников и мирян нашей епархии. Он часто встречается с православной молодежью, рассказывает о своей жизни и служении, о пережитом, о том, что именно вера и упование на помощь Божию сохранили ему жизнь в трудные военные годы.

Три сына отца Валентина стали священниками, муж его дочери так же священник.

Недавно в издательстве Свято-Данилового монастыря вышла книга воспоминаний отца Валентина, в которой он рассказывает и о пережитом на фронте.


Архимандрит Нифонт (Глазов)

Архимандрит Нифонт родился 6/19 декабря 1918 в селе Шумиха, ныне Кемеровского района, Кемеровской области в день памяти Святителя и Чудотворца Николая. Имя этого святого он и получил в крещении. Окончив школу и педагогическое училище Николай Глазов стал преподавать в школе, заочно он учился в педагогическом институте. В 1939 году молодого преподавателя призвали в армию и отправили для прохождения службы в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге. Участвуя в сражениях он неоднократно проявлял мужество и героизм. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на все жизнь он остался инвалидом. Но будучи человеком верующим, он достойно переносил свои физические страдания — никто никогда не слышал от него жалоб, до последних дней своей жизни он сохранял бодрость духа.

В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «Зэ взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. Здесь в обители преподобных Антония и Феодосия он нес послушание сначала псаломщика, а затем регента лаврского хора. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

Но начало новой волны гонений на Церковь изменило жизнь отца Нифонта. Атеистическими властями делалось все для того, чтобы закрыть древнейший русский монастырь. Понимая, что лаврское церковное пение составляет украшение всех богослужений, гонители еще до закрытия Лавры под разными предлогами стали добиваться изгнания лучших певчих и регентов. В 1957 году иеромонаху Нифонту пришлось оставить родную обитель. Но Господь не оставил его, ему удалось поступить в Саратовскую Духовную семинарию. В 1961 году, после окончания семинарии по первому разряду, иеромонах Никон поступил в Московскую Духовную Академию. Академию он окончил в 1965 году со степенью кандидата богословия, и Учебным комитетом был направлен в Новосибирскую епархию.

Указом архиепископа Новосибирского и Барнаульского Павла (Голышева) иеромонах Нифонт был назначен настоятелем Свято-Троицкой церкви Красноярска и благочинным церквей Красноярского края. Красноярск в то время был вторым по величине городом Новосибирской епархии, в нем было около 700 тысяч жителей и всего два храма, оба — на кладбищах. Казалось, что сделано все для того, чтобы постепенно церковная жизнь в этом старинном сибирском городе вообще прекратилась. Но мудрость, терпение, молитвенный настрой и упорство отца Нифонта не позволили осуществиться этому. Новый благочинный приложил все усилия, чтобы в Свято-Троицкой церкви был достойный хор. Очень часто он сам вставал за дирижерский пульт во время служб и репетиций. Старался привлечь в хор молодежь, имеющую специальное музыкальное образование. Многие из тех, кто пел в его хоре стали воцерковленными людьми. Еще в Лавре отец Нифонт начал собирать нотную библиотеку и старался ввести в обиход хора лаврские напевы. Старые красноярские певчие говорили, что отец Нифонт и сам является автором музыки некоторых церковных песнопений.

Протоиерей Николай Войтович, протоиерей Димитрий Будько (ныне архиепикоп Кемеровский и Новокузнецкий Софроний) и архимандрит Нифонт в алтаре Вознесенского кафедрального собора.

Русский народ с особым уважением и любовью относится к монастырям и монашеству. В многичисленные обители отправлялись паломники, стремившиеся побывать на на монастырской службе, поговеть, причаститься, получить духовный совет. Монастыри для русского человека любого звания были и духовной врачебницей, и идеалом для устроения богослужения, и народной духовной академией. Многие русские люди стремились остаток своих жизненных лет провести в ангельском образе, в стенах какой-либо обители. Причем постриг принимали и бывшие бояре, и купцы, и крестьяне, и воины.

После революции народ наш лишился своих монастырей. Но благоговейное чувство к каждому из монашествующих в верующем народе осталось. Поэтому появление в Красноярске отца Нифонта сразу же привлекло к нему желающих (большей частью уже немолодых женщин) принять монашеский постриг. После определенной подготовки, отец Нифонт, по благословению правящих архиереев, совершал пострижение. Многие из его пострижениц несли послушание при Свято-Троицком храме.

Двадцать лет до 1985 года отец Нифонт нес послушание благочинного и настоятеля Свято-Троицкого храма. За эти годы он был возведен в сан игумена и архимандрита, награжден многими церковными орденами и другими наградами. Отец архимандрит, будучи благочинным, несмотря на свои телесные немощи, постоянно ездил по приходам Красноярского края. Ему приходилось, используя свой авторитет и то уважение, которым он пользовался как фронтовик, помогать настоятелям решать возникшие у них административные вопросы, как внутри прихода, так и с представителями местной светской власти.

Часто приходилось бывать отцу Нифонту и в Новосибирске. Он не только бывал в епархиальном управлении, но и участвовал в архиерейских богослужениях, особенно в годы святительства Владыки Гедеона. Несколько раз на Вознесение — престольный соборный праздник и на День Ангела Владыки Гедеона архимандрит Нифонт управлял архиерейским хором.

В 1985 году отец Нифонт вышел за штат, но он по-прежнему приходил молиться в Свято-Троицкий храм. В 1989 году красноярским верующим был возвращен Покровский собор, отобранный у них в начале 60-х годов. К этому времени архимандрит Нифонт жил рядом с этим храмом. Поэтому он очень обрадовался новому храму и почти каждый день приходил на службу. Автор этих строк вместе с другими молодыми тогда священниками с благодарностью вспоминает советы и участие отца архимандрита по отношению к духовенству, начинавшему тогда свое служение. Отец Нифонт внимательно слушал проповеди молодых священников, старался воодушевить, отмечал удачные места, советовал, как избегать тех или иных недостатков. Многие из нас получили на молитвенную память от отца Нифонта книги и ноты из его библиотеки.

Вместе с настоятелем собора протоиереем Сергием Тимоновым отцу Нифонту удалось организовать небольшой молодежный хор (точнее ансамбль), для пения в будние дни. В него вошли студенты института искусств. Отец Нифонт был «художественным руководителем и главным дирижером», но в то же время, и все студенты по очереди становились за регентский пульт. Каждую субботу отец архимандрит подходил к священнику, заступающим на череду служения и спрашивал, какие песнопения и каких композиторов или монастырских распевов молодой батюшка желал бы услышать. Причем предполагалось, что в каждые день седмицы будет звучать разные Херувимские и Милости Мира.

Я помню, как в июне 1990 года в собор пришли курсанты Красноярского военного училища и попросили отслужить молебен по случаю окончания училища и присвоения лейтенантских званий. Настоятель и все мы, священники, единодушно решили, что слово молодым лейтенантам должен конечно сказать архимандрит Нифонт.

В назначенный день несколько десятков лейтенантов в новеньких мундирах с блестящими погонами вместе с родителями, невестами, а кто-то и с молодыми женами вошли в собор. После молебна на амвон вышел семидесятилетний старец-архимандрит в рясе, украшенной не только высокими наградами Русской Церкви, но и многочисленными орденами и медалями. По рядам молоденьких лейтенантов прошел какой-то вздох удивления, и они обратились во слух.

Архимандрит Нифонт говорил о любви к Отчизне и офицерской чести, сравнивая воинское служение с христианским исповедничеством. Вспоминая свой собственный лейтенантский выпуск, он сказал, что тогда в 1943 они, такие же молодые лейтенанты, отправлялись из училища прямо на фронт и каждый из них прекрасно понимал, что с войны он может не вернуться. Поколение лейтенантов, пришедших в этот день в собор, начинает свою службу в совсем иных условиях. Но каждый из них должен осознавать, что воинская служба в любые годы сопряжена с трудностями, опасностями и даже с вполне реальной возможностью умереть за Родину. Он напомнил, что очень скоро им, молодым офицерам, будут вверены души и жизни еще более молодых мальчишек, поэтому им, молодым командирам следует быть очень требовательными к себе и внимательными к подчиненным.

После молебна несколько некрещеных выпускников приняли Таинство Крещения.

К сожалению годы, старые раны и болезни брали свое. Три последних года своей жизни архимандрит Нифонт провел почти, не выходя из совей квартиры. Но и последние в жизни испытания он встретил мужественно с твердым упованием на милость и помощь Божию. Скончался архимандрит Нифонт 28 июня 2004 года и был погребен за алтарем Свято-Троицкого храма, в котором он настоятельствовал.


Протоиерей Алексий Осипов

Алексей Павлович Осипов родился 6 марта 1924 года на Волге в городе Камышине Саратовской губернии. В 1942 году он окончил среднюю школу. Выпускные экзамены в их школе, находящейся в прифронтовой полосе, отменили. В этом же году он был призван в армию и направлен на сборный пункт в Астрахань. В это время немцы рвались к Сталинграду, поэтому обучение молодых солдат было недолгим. Вскоре рядовой Осипов был направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Митрополит Нестор и священнослужители Новосибирской епархии во дворе Никольской церкви села Новолугового. Третий справа — священник Алексий Осипов.

Протоиерей Алексий Осипов в период служения в Новокузнецке.

19-летнему солдату пришлось в течение полугода пройти лечение в трех госпиталях: в полевом, пересыльном в Саратове и в эвакогоспитале в Тюмени. Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. Проявив завидное упорство, в 1945 году, за очень короткий срок, он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Алексей Павлович поступил в аспирантуру, но уже осенью 1945 года был исключен за то, что читал на клиросе.

В 1946 году он поступает в Одесскую Духовную семинарию, которую оканчивает в 1948 году по первому разряду и поступает в Московскую Духовную академию. Когда перед дипломированным учителем естественником (преподавателем географии, биологии и химии) встал вопрос о теме кандидатской работы в Академии, то он первоначально решил писать сочинение, посвященное критике дарвинизма. Но преподаватели и руководство Академии постарались охладить пыл молодого апологета и потихоньку объяснили ему, что писать на такую тему, тем более писать честно — небезопасно. Тогда Алексей Павлович написал работу по патрологии. В 1952 году, когда Алексею Осипову предстояло защищать свою работу, митрополит Новосибирский и Барнаульский Варфоломей доктор богословия, еще 8 декабря 1949 года избранный почетным членом Московской Духовной академии, прибыл в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и участвовал в работе комиссии по приему кандидатских и дипломных работ. По ходатайству митрополита Варфоломея кандидат богословия Алексей Павлович Осипов Учебным комитетом был направлен в Новосибирскую епархию.

Отец Алексий в храме с. Пушкино, Московской области.

В октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника. Отец Алексий стал первым священником Новосибирской епархии — выпускником возрожденной Академии.

Менее полугода священник Алексий Осипов служил в Вознесенском кафедральном соборе, великим постом 1953 года он назначается в Никольский храм села Новолугового. В 1957 году он вновь назначается в собор уже настоятелем. В 1958 году вновь служит в Новолуговом, в 1960 — в Никольской церкви Абакана, а с 1961 года настоятелем Никольской церкви Старокузнецка (ныне часть Новокузнецка). В этом храме отец Алексий прослужил двадцать лет до 1980 года. С 1980 года и до кончины, последовавшей 29 мая 2004 года, протоиерей Алексий Осипов жил и служил в Подмосковье.

За многолетние и плодотворные пастырские труды отец Алексий был удостоен многих Патриарших наград: правом ношения митры, орденов Преподобного Сергия Радонежского и Князя Даниила Московского. Протоиерей Алексий Осипов является автором трех опубликованных книг проповедей, переработанных в виде статей на современные актуальные темы духовной жизни. Кроме того после его кончины остались и неопубликованные рукописи.


Старший пономарь Анатолий Алексеевич Михеев

Анатолий Алексеевич Михеев, родился в июне 1927 года в селе Данковском, ныне Кемеровской области. Семья их была раскулачена и сослана в Нарымский край. Вместе с родителями спецпереселенцем стал и трехлетний Анатолий. В 1943 году шестнадцатилетний Анатолий пишет заявление в военкомат с просьбой направить на фронт. И это заявление удовлетворяют! Но отправить парня зимой из Каргаска в Томск или в Новосибирск практически невозможно. Нужно ждать начала навигации, а Обь вскроется только в апреле-мае 1944 года.

Анатолий занимается на курсах от военкомата, учится военному делу. В мае первым пароходом он отправляется в Новосибирск, а оттуда на фронт. Противотанковый артиллерийский дивизион, в котором проходил службу Анатолий Михеев, вел боевые действия в Прибалтике. Анатолий был, после выздоровления вернулся в строй. Он принимал участие в Восточно-Прусской наступательной операции, участвовал в штурме Кенигсберга.

Анатолий Алексеевич вспоминает, что когда 9 апреля 1945 года Восточно-Прусская операция была завершена, то их, артиллеристов, погрузили в эшелон, и все подумали, что они направляются ближе к Берлину. Но эшелон шел долго, и, когда в одну из ночей переехали Урал, Анатолий первый понял и сказал товарищам, что поезд идет в родную Сибирь. Все стали говорить, что наверное предстоит новая война — на этот раз с Японией.

Артиллеристы прибыли в Забайкалье, а затем в Монголию. Им предстояло выдвинуться к монголо-китайской границе, для чего совершить марш вместе с техникой на несколько сот километров по практически безводным степям и пустыням. Немногочисленные колодцы были отравлены. Хотя бои еще не начались, но как вспоминает Анатолий Алексеевич: «Страшно было».

В августе на рассвете, в 4 утра, они получили приказ наступать. За два часа прошли довольно далеко по Маньчжурии, и в 6 часов по радио услышали, что Советский Союз объявил войну Японии.

Анатолий Алексеевич вспоминает, что японцы воевали гораздо более отчаянно, чем немцы (хотя и немцы бились до последнего). Даже после подписания акта о капитуляции соединению, где служил Анатолий Михеев, пришлось вести бои с японскими частями.

Для Анатолия Алексеевича Михеева поход в Маньчжурию закончился в Харбине.

После войны Анатолий Алексеевич продолжил службу а армии, сначала на станции Даурия, а затем в Омске. Демобилизовался он в начале пятидесятых годов, приехал в Новосибирск и работал в энергосбыте до 1985 года, когда пришлось уйти на пенсию.

Все эти годы он ходил молиться в Вознесенский кафедральный собор. Хорошо помнит служение Владыки Варфоломея. Как и многие прихожане, Анатолий Алексеевич принимал участие в реконструкции и перестройке Вознесенского собора. После начала богослужения в соборе Святого благоверного князя Александра Невского несет послушание старшего пономаря в этом храме.

За подвиги в годы Великой Отечественной войны Анатолий Алексеевич Михеев награжден орденом Отечественной войны I степени и медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Он принимает активное участие в жизни новониколаевского казачества.

Протоиерей Виталий Бочкарев

Сибирь православная № 1 (4) 2005 г.