Н.В. Квливидзе
доцент, кандидат искусствоведения

ИСТОРИОГРАФИЯ РУССКОГО ЦЕРКОВНОГО ИСКУССТВА 

История изучения русского церковного искусства имеет ряд особенностей, отличающих ее от историографии Русской Церкви. Современная периодизация церковного искусства соответствует не церковной истории, а хронологическим этапам истории России, подразделяясь на историю древнерусского искусства, искусства XVIII, XIX и XX вв. Произведения церковной архитектуры, живописи, скульптуры и прикладного искусства древнерусского периода (X-XVII вв.) являются памятниками, характеризующими искусство в целом, что обусловлено религиозным характером культуры Древней Руси. При переходе к новому времени (XVIII в.) история искусства приобретает характер истории стилей, на первый план выходит личность художника-творца, определяющего художественное своеобразие произведения вне зависимости от церковного или светского назначения. Эта тенденция характеризует культуру и XIX и XX вв. Традиционное церковное искусство XVIII-XX вв. было вытеснено на периферию культуры и в силу этого не привлекало особого внимания исследователей.
Рост интереса к русскому церковному искусству связан с открытием в начале нашего столетия подлинного "лика" древнерусской живописи. Это открытие привело к возникновению нового направления в изучении церковного искусства - богословию иконы. Впервые была четко сформулирована специфика предмета и выявлена реальная и неразрывная связь между церковным искусством и жизнью Церкви. 
Вследствие революции 1917 г. и воцарившейся атеистической идеологии произошло отторжение произведений церковного искусства от Церкви, что привело к отсутствию отражения этой связи и в искусствознании, и ограничению понятия церковного искусства рамками средневековья. Связь с церковной жизнью нарушается, как только исследуемые произведения хронологически выходят за предеелы XVII в. Например, деревянное зодчество, сибирская икона, медное литье, искусство старообрядцев и т.д. не будучи рассмотрены как часть единой картины истории церковного искусства XVIII-XX вв., воспринимаются в виде отдельных изолированных явлений.
В соответствии с особенностями предмета историография русского церковного искусства имеет два раздела: древнерусское искусство и церковное искусство XVIII-XX вв.
В каждом разделе выделяется два периода: историография дореволюционной науки и историография науки после 1917 г. В каждом периоде материал излагается по темам: изобразительное искусство, архитектура, прикладное искусство. Отдельную тему представляет богословие иконы, хронологические рамки которого целиком относятся к XX в. 

Древнерусское искусство. 
Историография XIX - начала XX в.

Церковное искусство древнерусского периода (X-XVII вв.) является наиболее разработанной областью. Истории изучения его посвящены специальные работы: История европейского искусствознания. М., 1969. Кн. 1-2; Славина Т.А.- Исследователи русского зодчества: Рус. ист.-архитект. наука XVIII - начало XX в. Л., 1983; Кызласова И.Л. История изучения византийского и древнерусского искусства в России. М., 1985; Вздорнов Г.И. История открытия и изучения русской средневековой живописи, XIX век. М., 1986; Раппопорт П.А. Основные итоги и проблемы изучения зодчества Древней Руси. ДРИ: Художественная культура X - первой половины XIII в. М., 1988. С. 7-12. 

Изобразительное искусство

Изучение памятников Древней Руси начинается уже в XVIII в., отмеченном общим подъемом интереса к отечественной истории. Однако памятники древности не рассматривались в это время как явления искусства. В одном ряду стояли такие находки как знаменитый Тмутараканский камень, княжеские грамоты, летописи, "Слово о полку Игореве". 
В XIX в. изучение древностей приобретает целенаправленный характер. Организуются специальные археологические экспедиции, задачей которых является сбор сведений, зарисовки и описание древних предметов в старинных городах и монастырях, составляются многочисленные частные коллекции, начинается раскрытие древней живописи. Одним из первых примеров обобщения собранного материала является справочник П.И. Кеппена "Список русским памятникам, служащим к составлению истории художеств и отечественной палеографии" (М., 1822). Посвященный главным образом рукописям, этот труд содержит также указания на памятники монументальной живописи (Десятинная церковь и Софийский собор в Киеве, Спасская церковь в Полоцке, церковь Успения на Волотовом поле в Новгороде, церковь Георгия в Старой Ладоге и др.) и иконы. 
В 40-е гг. XIX в. изучение и сохранение памятников старины становится государственной программой, инициатором которой выступил сам государь Николай I. Это дало мощный импульс развитию реставрации памятников архитектуры, монументальной живописи и икон, а также исследовательской и издательской деятельности. В 1849 г. было начато издание "Древностей Российского государства" (М., 1849-1853. Т. 1-6), состоящее из атласов цветных литографированных рисунков, выполненных по акварелям академика Ф.Г. Солнцева, и отдельных книг с текстом. Первый том, посвященный церковным древностям, содержит воспроизведения чудотворных икон Богоматери Владимирской и Донской, а также наиболее знаменитых образов. 
В эти годы получает распространение своеобразный жанр описаний памятников древности, составленных в виде путевых заметок. Наиболее известны сочинения Н.Д. Иванчина-Писарева (1790-1849): "День в Троицкой Лавре" (М., 1840), "Вечер в Симонове" (М., 1840), "Утро в Новоспасском" (М., 1841), "Спасо-Андроников" (М.,1842), "Прогулка по древнему Коломенскому уезду" (М., 1844). Автор впервые соотнес "Троицу" Андрея Рублева с образом, который согласно житию преподобного Никона Радонежского был заказан в "похвалу" преподобному Сергию. В своих заметках автор часто отмечает состояние иконы: записана она или сохранилась без поновлений. В том же жанре путевых заметок были написаны очерки С.П. Шевырева (1806-1864) - "Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь: Вакационные дни профессора С. Шевырева в 1847 году" (М., 1850). Как и Н.Д. Иванчин-Писарев, автор выделяет раскрытые, или незаписанные иконы. Романтика народности, обаяние древнего быта, идеализация прошлого, приверженность к византийскому как своеобразной эстетической доминанте определяют характеристики, которые автор дает наиболее выдающимся произведениям. Его определения часто отмечены точностью и глубиной. Например, о "Троице" Андрея Рублева С.П. Шевырев пишет, что склонившиеся с любовью друг к другу Ангелы составляют как бы одно целое, символически выражая "мысль о любвеобильном единении Лиц пресвятыя Троицы". 
Представителем науки о русских древностях, отличающимся чисто научным подходом, был И.М. Снегирев (1793-1868). Будучи знатоком Москвы, постоянно собирая археологические и исторические сведения о московских церквах и монастырях, он создал труды, не утратившие своего научного значения до настоящего времени. Наряду с подробнейшим изучением предметного мира древней Москвы И.М. Снегирев старательно собирал памятники древнерусской письменности и фольклор. Он посвятил свои работы исследованию русского иконописания как художественного явления: "О стиле византийского художества, особенно ваяния и живописи, в отношении к русскому" (Учен. зап. МГУ. 1834. Ч. 6), "О значении отечественной иконописи: Письма к графу А.С. Уварову" (СПб., 1848), "Памятники древнего художества в России" (М., 1850), "Памятники московской древности с присовокуплением очерка монументальной истории Москвы" (М., 1842-1845), очерки к томам "Древностей Российского государства". Ставя перед собой задачу исторического исследования, автор рассматривает различные школы - корсунскую, новгородскую, московскую, строгановскую, - считая, что они последовательно сменяют друг друга, развиваясь от собственно византийской (к которой целиком принадлежит новгородская школа) к так называемой "фряжской" живописи в XVII в. Центральной фигурой русского иконописания для И.М. Снегирева является Андрей Рублев, однако московская школа, по мнению автора, развивается только в середине XVI в. при государе Иоанне Грозном. Помимо Андрея Рублева им упоминается целый ряд имен древних мастеров. Обращая пристальное внимание на анализ стиля живописи, который позволяет классифицировать произведения и отнести их к той или иной школе, исследователь постоянно пользуется терминами "письмо" и "пошиб", характеризующими скорее манеру, чем стиль, объясняя причины смены художественных эпох историческими обстоятельствами.
Доскональное изучение памятников церковного искусства лежит в основе работ другого исследователя середины XIX в. - И.П. Сахарова (1807-1863). Как и И.М. Снегирев, он обследовал множество церквей, монастырей и церковных архивов, собрав огромный фактический материал. Помимо изучения памятников церковной старины, И.М.Сахаров записывал песни, сказки, сказания, которые издал впоследствии в нескольких капитальных трудах. "Исследование о русском иконописании" (СПб., 1849. Кн.1-2) И.М. Сахарова явилось следующим шагом в изучении истории русского церковного искусства. В центре внимания исследователя также находится понятие "школ" и их последовательной смены в истории искусства. Автор привлекает новый источник для изучения русской иконописи - иконописный подлинник, благодаря которому внимание исследователей обращается на технику иконописания.
В этом же ряду находится труд Д.А. Ровинского (1824-1895) "Обозрение иконописания в России до конца XVII века" (СПб., 1856). История собственно русского иконописания, по мнению автора, также начинается с XVI в., а предшествовавшая эпоха была временем ученичества. Д.А. Ровинский считал, что Рублевская "Троица" написана итальянским мастером. Расцвет русского иконописания падает на XVII в., а лучшие произведения принадлежат мастерам строгановской школы. Эти непривычные для современного восприятия оценки были обусловлены не только эстетическим вкусом, характерным для первой половины XIX в., но и реальным состоянием древнерусской живописи - древние иконы большей частью находились под записями, тогда как иконы XVII в. были доступны для изучения. 
В эти же годы активно развивается церковная наука о христианских древностях, ярким представителем которой был епископ Чигиринский Порфирий (Успенский) (1804-1885). Его путешествия по христианскому Востоку, знаменитая коллекция древних синайских икон, публикация источников и материалов по иконописанию дали импульс активному изучению церковных древностей. Материалы епископа Порфирия под названием "Восток христианский" издавались в Трудах КДА и выходили отдельными изданиями. Большое значение для науки имело опубликованное ученым средневековое руководство для иконописцев "Ерминия, или Наставление в живописном искусстве, составленное иеромонахом и живописцем Дионисием Фурноаграфиотом, 1701-1733 года" (ТКДА. 1867-1868. М., 1993). 
Синайская коллекция икон епископа Порфирия составила ядро собрания музея Киевской духовной академии - первого церковно-археологического музея. Исторически сложившимся церковным музеем была Синодальная ризница, которая в середине XIX в. по инициативе святителя Филарета (Дроздова) стала доступной для обозрения и занятий ученых. В 1855 г. вышел научный каталог собрания "Указатель для обозрения московской Патриаршей (ныне Синодальной) ризницы и библиотеки" (М., 1855), составленный синодальным ризничим, архимандритом Саввой (Тихомировым). Этот фундаментальный труд стал образцом описания и каталогизации музейных собраний, выдержал пять изданий, был переведен на французский язык, а в 1859 г. удостоен Демидовской премии. Формирование и изучение коллекций церковных древностей при высших учебных духовных заведениях не только благотворно сказалось на развитии науки, но и привело к созданию учебных курсов и введению в программы духовных школ такой дисциплины как церковная археология. Чтение лекций по церковной археологии началось в Московской духовной академии уже в 1844 г., но только с 60-х гг. XIX в. этот предмет приобретает строго научный характер. В духовных академиях создаются кафедры церковной археологии и литургики. 
Подлинное рождение науки о церковном искусстве связано с именем Ф.И. Буслаева (1818-1897), филолога по специальности, создавшего сравнительно-исторический метод исследования иконописи, впервые позволивший определить ее своеобразие. Изучая древние рукописи, украшенные миниатюрами, ученый пришел к выводу о глубинной связи изображения и слова как специфической черте средневековой культуры. Особенности иконы стали видеться прежде всего в ее содержании. Поиск литературных источников, позволяющих интерпретировать содержание иконного образа, вышел в результате на первый план исследования. Церковное искусство виделось Ф.И. Буслаеву как "необъятная иллюстрация Священного Писания и церковных книг". В основу сравнительно-исторического метода исследования легло подмеченное автором стилистическое единство памятников литературы и изобразительного искусства одной эпохи. Понимая иконопись как церковное искусство, учительные задачи которого неотделимы от церковной проповеди или богослужебных текстов, Ф.И. Буслаев, воспитанный на эстетических идеалах античности, недооценивал художественное значение древних образов. Исследователь считал, что в иконе "внешняя красота принесена в жертву религиозной идее, подчиненной богословскому учению". Однако эта двойственность в эстетической оценке древнего искусства не умаляет принципиального значения нового взгляда на икону, вскрывшего ее внутреннюю суть. Работы Ф.И. Буслаева "Общие понятия о русской иконописи" (М., 1866), "Русский лицевой Апокалипсис: Свод изображений из лицевых апокалипсисов по русским рукописям с XVI-го века по XIX-й" (СПб., 1884), "Исторические очерки русской словесности и искусства" (СПб., 1861. Т. 1-2), "Изображение Страшного суда по русским подлинникам" и многочисленные статьи, изданные впоследствии в собрании сочинений (СПб., 1908. Т. 1; 1910. Т. 2; Л., 1930. Т. 3) заложили фундамент науки о византийском и древнерусском искусстве. Заслугой Ф.И. Буслаева является создание научной школы, определившей развитие иконографического метода. К числу учеников и исследователей, сформировавшихся под его влиянием, относятся Н.П. Кондаков, А.И. Кирпичников, Н.В. Покровский, В.Т. Георгиевский.
Ведущим ученым школы Ф.И. Буслаева был Н.П. Кондаков (1844-1925). В его лице русская наука впервые приобрела вес и известность за рубежом, завоевала всеобщее уважение и признание. Интересы ученого главным образом были сосредоточены на византийском искусстве, которое впервые предстало как самостоятельная область изучения. Н.П. Кондаков был первым ученым, который открыл для мировой науки византийское искусство, тем самым установив приоритет русской науки в византологии. Основные работы по византийскому искусству: "История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей" (Одесса, 1876), "Византийские церкви и памятники Константинополя" (Одесса, 1886); "Византийские эмали: Собр. А.В. Звенигородского: История и памятники византийской эмали" (СПб., 1892), опубликованные на трех языках. Помимо глубокого анализа конкретных произведений на широком историческом фоне в этих трудах ученый разработал научный метод иконографического исследования. Н.П. Кондаков писал: "Памятник должен быть освещен предварительно сам по себе, по своим историческим признакам, и эти признаки должны быть затем указаны как исторические черты, в ходе иконографического типа, сюжета, в движении художественной формы". Ученый считал, что "перевес и авторитет" будет за тем разделом науки, "который будет построен на исследовании формы и сравнительном изучении ее исторического движения".
Глубокое знание византийского искусства позволило Н.П. Кондакову ясно осознать корни древнерусского искусства и поставить его изучение на историческую основу. Ученый отмечал, что "русское церковное искусство... было... только ветвью греческого и частью греко-восточного". Н.П. Кондаков становится признанным авторитетом и в области изучения русских древностей. В работах "Русские древности в памятниках искусства" (в соавт. с И. Толстым, 1889-1899. Т. 1-6); "Русские клады" (СПб., 1898); "О научных задачах истории древнерусского искусства" (1900); "Лицевой иконописный подлинник: Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа: Ист. и иконогр. очерк" (СПб., 1905), "Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века" (СПб., 1906); "Иконография Богоматери" (1914-1915. Т.1-2) и в обобщающем труде "Русская икона" (Прага, 1928-1933) разработанный ученым метод был успешно применен к изучению русского церковного искусства. Как и Ф.И.Буслаев, Н.П.Кондаков оставил после себя крупную научную школу, значение которой особенно ярко проявилось в науке XX в. 
История науки XIX в. о древнерусском искусстве была бы неполной без упоминания трудов другого ученика Ф.И. Буслаева - А.И. Кирпичникова (1845-1903). В его работе "Взаимодействие иконописи и словесности народной и книжной" (1895) и отдельных статьях по иконографии, например, "Деисус на Востоке и Западе и его литературные параллели" (ЖМНП. 1893. Ноябрь), успешно применяется сравнительно-исторический метод. 
К иконографическому направлению науки принадлежат труды Н.П. Лихачева (1862-1936), посвященные истории искусства: "Материалы для истории русского иконописания" (СПб., 1906. Ч. 1-2), "Историческое значение итало-греческой иконописи" (СПб., 1911), в которых ученый продолжает традиции Н.П. Кондакова.
В церковно-археологической науке второй половины XIX в. преобладает интерес к литургике. И.Д. Мансветов (1843-1885), А.А. Дмитриевский (1856-1929), Н.Ф. Красносельцев (1845-1898), занимавшие кафедры церковной археологии и литургики в Московской, Киевской и Казанской духовных академиях, главным образом, известны как выдающиеся литургисты. Можно указать лишь на некоторые работы А.А. Дмитриевского, посвященные церковному искусству: "Путешествие на Восток и его научные результаты: Памятники христианских древностей на Востоке" (Киев, 1889), "Патмосские очерки: Из поездки на остров Патмос летом 1891 г." (Киев, 1894).
А.П. Голубцов (1860-1911), сменивший И.Д. Мансветова на кафедре, занимался вопросами искусства наряду с литургикой. В его статьях "О греческом иконописном подлиннике" (1888), "Из истории изображения креста" (ПрибТСО. 1889), "Древнехристианская символика Воскресения" (Радость христианина. 1896. Кн. 5. С. 25-36), "Из истории древнерусской иконописи" (М., 1897) исследуются как частные иконографические темы, так и теоретические основы изучения церковного искусства. Ученый одним из первых обратил внимание на значение описей церковного имущества как источника достоверных сведений о памятниках искусства и разработал методику исследования их текстов. В изданном посмертно курсе лекций "Из чтений по церковной археологии и литургике" (Сергиев Посад, 1918. Ч. 1) церковное искусство рассматривается в неразрывной связи с литургикой, что явилось новым направлением в науке, которое стало активно разрабатываться во второй половине XX в.
Наиболее значительным представителем науки о церковном искусстве был Н.В. Покровский (1848-1917). Предвосхищая открытия XX в., ученый считал, что именно в искусстве находит свое полное выражение Православие. Фундаментальное исследование "Евангелие в памятниках иконографии, преимущественно византийских и русских" (СПб., 1892) является до настоящего времени непревзойденным трудом по христианской иконографии, выдающимся достижением мировой науки. Изучение исторического развития иконографии евангельских сюжетов на протяжении более чем тысячелетнего периода ставило перед ученым исключительные по масштабности задачи, которые решались на колоссальном художественном материале. Помимо тщательного сбора и анализа изобразительных источников, Н.В. Покровский исследовал источники исторические, святоотеческую литературу, произведения гимнографии, позволяющие выяснить смысловое значение образа и дать правильную научную интерпретацию фактического материала. Таким образом, ученый ставил задачу сравнительного изучения памятников изобразительного искусства и словесности, развивая методологические принципы, заложенные Ф.И. Буслаевым. Тот же подход отличает работы Н.В. Покровского "Страшный суд в памятниках византийского и русского искусства" (Труды VI Археологического съезда. Одесса, 1887), "Стенные росписи в древних храмах греческих и русских" (М., 1890), "Сийский иконописный подлинник" (СПб., 1895-1898. Т. 1-4. (ПДПИ)). Наиболее важным является исследование стенописей - первый и до настоящего времени уникальный в мировой науке опыт систематического изучения монументальной живописи от раннехристианской эпохи до XVIII в. Изучение росписей позволило сделать вывод об общих принципах декорации храма, их изменении во времени и богословской основе сюжетной программы. 
Исключительно глубокое отношение к церковному искусству, понимание его истории как части истории церковной, сложившееся в науке в конце XIX в., нашло подтверждение в труде Е.Е. Голубинского "История Русской Церкви" (1900-1911), где вопросам искусства отведено специальное место. 
В развитии отечественной науки о христианских древностях большая роль принадлежит ученым археологическим обществам, расцвет которых приходится на вторую половину XIX в. Русское археологическое общество в Петербурге (РАО, 1846), Московское археологическое общество (МАО, 1864), Общество древнерусского искусства при Московском Публичном музее (1864), Общество любителей древней письменности и искусства (ОЛДП, 1877) ставили своей задачей изучение памятников, содействие развитию и популяризации науки. Организация Московским обществом Археологических съездов в Москве, Новгороде, Киеве, Одессе, Вильно фактически определяло направление науки и изучение древностей в данных регионах. Организация реставрационных работ, исследования и публикация памятников древнерусского искусства, выставки, проводившиеся обществами, придали науке о русских древностях общественное звучание. В трудах, издаваемых различными обществами, было опубликовано исследование Н.В. Покровского "Евангелие в памятниках иконографии", постоянно печатались статьи архимандрита Макария (Миролюбова) (1817-1894), прославившегося своим исследованием "Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях" (1860. Ч. 1-2), статьи и выступления основателя Московского общества графа А.С. Уварова (1825-1884), труды хранителя Оружейной палаты Г.Д. Филимонова (1828-1898), автора многочисленных статей, в числе которых фундаментальная работа о Симоне Ушакове, и публикаций иконописных подлинников, а также работы А.В. Прахова, В.Т. Георгиевского, В.В. Стасова, В.Н. Щепкина, Е.К. Редина, Д.В. Айналова. 
Е.К. Редин (1863-1908) и Д.В. Айналов (1862-1939) - ученики Н.П. Кондакова. Их первая совместная работа "Киево-Софийский собор: Исследование древней мозаической и фресковой живописи" (СПб., 1889) до сих пор сохраняет значение, оставаясь наиболее полной публикацией фресок. Е.К. Редин серьезнее всех представителей школы Н.П. Кондакова углубляется в изучение истории русского искусства. Обращая внимание на отсутствие в университетах курса истории русского искусства, что по мнению ученого связано с неразработанностью материала и почти полным отсутствием отдельных монографий, Е.К. Редин занялся монографическим исследованием русской миниатюры. Работа "Христианская топография Козьмы Индикоплова" по греческим и русским спискам" (М., 1916), вышедшая посмертно, до настоящего времени является основополагающим исследованием по русским Индикопловам. В основе труда - сравнение миниатюр греческих Индикопловов с русскими, изучение широкого круга источников композиций, анализ редакций, осуществленные на фоне исследования текста и выявления отличий русского перевода от греческого оригинала.
Труды Д.В. Айналова важны постановкой историко-художественной проблематики. В работах "Мозаики IV и V веков" (1895) и "Эллинистические основы византийского искусства" (1900) на первый план выдвигается задача исследования в области иконографии и стиля. Монография Д.В. Айналова по-новому осветила важнейшие вопросы византинистики. Ученый показал, что не императорское искусство Рима, а эллинистический Вост


оружейная палата
Яндекс.Метрика

На главную страницу