Главная


В раздел 


Обновление: 
16 августа 2007 г.

 

 
Духовная поэзия

Сергей Грешников о себе: Мне 34 года, живу я в Волгограде, работаю экономистом в компании, производящей тепло и свет. Начал писать стихи довольно давно, публиковался в местных газетах. Стихи были о разном, в основном абстрактно-философские. Но вот однажды я читал притчу о талантах, и как-то по-особенному проникся ею. И я подумал: «А что я отвечу Господу?»

Вообще, я не считаю себя талантливым человеком. Все, что пишу - не мое, оно приходит извне, ложится на бумагу, а потом просится в мир.

Православие сегодня находится в ситуации, похожей на первые века нашей эры, когда в целом языческое общество пассивно (а иной раз и активно) сопротивляется Истине. Но будем уповать на помощь Божию, да и самим не стоит сидеть, сложа руки. И здесь - непочатый край работы - сделать так, чтобы каждый поднял глаза к небу и задумался: «А что я отвечу Господу, когда буду стоять перед ним?»

 

 
Электричка февраля

И смеяться нет причин,
И не вяжется беседа,
За окном простор равнин
Поглощает удаль ветра.
Электричка, как змея,
В бездне гаражей, котельных.
Так стоять бы, да стоять
И дымить в простор метельный,
Слушать ветра откровенья
И колес замерзших стук.
Зимний вечер. Возвращенье
Из негаданных разлук,
Из февральского ненастья,
Из глухих краев, куда
Я на день ушел за счастьем,
Ну а вышло - на года.
И Господь хранил глупца
В городах, портах, вокзалах,
В разговорах без конца
И в знакомствах без начала.
Столько лет Он ждал, когда
Я сорву с себя все маски!
Сквозь чужие города
Я вернусь в закат февральский.
За метелью где-то там,
Ясный месяц, синий вечер,
По замерзшим проводам
Я вчера шепнул: «До встречи...»
И ты ждешь и греешь чай –
От простуды и разлук…
Все ж неплохо помолчать
Под колесный перестук.



Окраина

…темнеет. Дремлет мутный месяц
В зеленоватом льду пруда.
Как рыбий глаз блестит вода
В ковше. В пакете хлеб заплеснел.
В лампадке масла на две трети,
Мороз рисует на окне.
Старик читает в полусне
Псалмы. В трубе гуляет ветер.

И, кажется, так шло годами -
Камыш за прудом мёрз всегда,
Стояла в ковшике вода,
Дед спал на вытертом диване.
И не было расстрелов, стонов,
И не летала никогда
Как птица чёрная - беда
Над тихой Иловлей и Доном.

Но было это, было все же!
Старик тогда был комиссар.
Над миром полыхал пожар,
И в душах всё горело тоже.
В Сибирь товарные вагоны
Ползли, набитые людьми,
Страна вставала на крови
И на поруганных иконах.

Дед был бы рад забыть всё напрочь:
Как с колокольни сбросил крест,
Как кровью поливал уезд,
Но помнит всё - и как однажды
Расстрелянных бросал в телегу,
И добивал потом штыком,
Детей, бегущих босиком
По кровоточащему снегу.

И комиссару Бог отмерил
Довольно лет, чтоб все понять,
Что прочь отталкивал - принять,
Поверить в то, во что не верил,
Как царь Давид прозреть от Слова,
Увидеть бездну впереди,
Чтоб рвался ночью из груди
Псалом 50-й снова!

…стемнело. Злится в трубах вьюга,
В окрестье тонет лай собак.
Ложатся блики звезд на лак
Небесного пустого круга.
В лампадке масла треть осталась,
Сопит старик, уткнув свой нос
В подушку, мокрую от слёз,
Во сне чему-то улыбаясь.




Женское сердце

Больше всего хранимого храни сердце свое,
ибо из него источники жизни!
(Притчи 3:24)

На работе торчим мы до вечера,
В Новый год счастья нового ждём.
Вдруг нахлынет тоска бесконечная -
Не держи её в сердце своём,

Шеф орёт, муж с друзьями встречается,
Офис, рынок, трамвай, снова дом…
Суета эта век не кончается -
Не держи её в сердце своём.

Просто вспомни, как маленькой девочкой
Шла вдоль берега с мамой вдвоём,
И весь мир каждым камнем и веточкой,
Каждой птицей пел в сердце твоём.

Ведь бывает же - всё вдруг устроится,
Разольётся небес водоём,
А над ним - светлый лик Богородицы,
Сохрани это в сердце своём.




Корабль

Шёл корабль без компаса и карты
На восток, где Солнце Правды встало,
Пассажиров его миллиарды
Спали, плакали, ругались и мечтали.
И у каждого своя каюта,
Что дана ему от самого рожденья,
Каждый жизни мог своей минуты
Тратить на вражду или смиренье.
Были и такие пассажиры,
Что в каютах стали бесноваться -
В трюме пробивать сквозные дыры,
И корабль начал разрушаться.
Каждый грех звенел в борта ударом:
Кто-то пил, а кто блудил с девчонкой,
Кто-то наполнял шприцы угаром,
Кто-то убивал внутри ребенка.
«Эй, безумцы, мы же все утонем!»
Люди им испуганно кричали -
«Вспомните, случилось что в Содоме!»
Но из-за дверей им отвечали:
«Это наши личные каюты,
Мы свободны делать, что захочем!»
Шёл корабль по водам страшным, мутным,
По границе между днём и ночью.
 

Ссылки по теме

Духовная поэзия. Стихи Сергея Грешникова.

Сергей Грешников Женское сердце. Стихи

Сергей Грешников. Седьмой сын.

Сергей Грешников. Пятница.


 



Смотрите на сайте вентилятор потолочный лопастной, duty. . кофе молотый lavazza caffe crema.
Яндекс.Метрика

На главную страницу