Преподобный Герман Аляскинский

25 дек. (12 дек. по церк.кал.)

Во второй половине 18-го столетия русскими промышленниками были открыты Алеутские острова, составляющие в Тихом океане как бы длинную цепь от восточного берега Камчатки до западного берега Северной Америки. С открытием Алеутских островов возникла необходимость просветить Евангелием их диких обитателей, ставших поданными России.

Для этого апостольского дела Священный Синод поручил Валаамскому старцу Назарию выделить самых способных монахов в своей обители. Так в 1793-ем году из иноков Валаамского монастыря была образована духовная миссия в составе 10-ти человек и отправлена для проповеди слова Божия диким жителям Северо-западной Америки. В числе членов этой миссии находился тридцати трех летний монах Герман, из купеческой семьи.

Благодаря усердию этих монахов-миссионеров христианская вера стала быстро распространяться между новыми сынами России. Несколько тысяч язычников приняли христианство, была организована школа для образования новокрещенных детей и воздвигнута первая церковь.

Лет шесть спустя отец Герман избрал себе местом уединения и молитвы Еловый остров, который он назвал Новым Валаамом. Еловый отделялся от главного острова Кодьяка проливом в два километра. Он небольшой, весь покрыт лесом, с ручьем, пересекающим его в середине. На этом острове преподобный Герман подвизался более сорока лет. Святой Герман носил одну одежду зимой и летом. Постелью ему служила небольшая скамья, покрытая оленьей шерстью, а изголовьем - два кирпича. Вместо одеяла он укрывался деревянной доской, которой завещал после смерти покрыть свои бренные останки. Ради большего подвига святой Герман изнурял свое тело тяжелыми веригами, которые никогда не снимал. Эти вериги вместе с его мощами хранятся в храме на острове Кодьяк.

Будучи очень ласковым и доступным, святой Герман с годами стал как бы родным отцом для алеутов. Он живо откликался на их трудности, заступался перед начальством за провинившихся, защищал обижаемых, помогал нуждающимся, чем только мог. Алеуты со своими детьми постоянно навещали его. Кто просил совета, кто жаловался на притеснение, кто искал защиты, кто просил помощи - старец старался каждому помочь.

Любовь отца Германа к алеутам доходила до самоотвержения. Во время повальной смертельной болезни, косившей алеутов в течение месяца, отец Герман, забыв себя, неутомимо навещал больных, уговаривал терпеть, молиться, приносить покаяние и приготовлял умирающих к смерти.

Особенно заботился старец о нравственном состоянии алеутов. С этой целью он устроил для алеутских детей-сирот училище, где учил их Закону Божию и церковному пению. С этой же целью в часовне, близ его кельи, в воскресенье и праздничные дни он собирал алеутов для совместной молитвы. Здесь его ученики по очереди читали молитвы, а старец читал Апостол, Евангелие и наставлял их. На богослужениях стройно и приятно пели его воспитанницы-сироты. Алеуты очень любили беседы отца Германа и в большом количестве приходили к нему. Эти беседы производили на слушателей неизгладимое впечатление.

Посещали отца Германа и русские моряки, приплывавшие на Аляску. Однажды пригласили старца на фрегат, пришедший из Санкт-Петербурга. Капитан фрегата, человек высокого образования был прислан в Америку по Высочайшему повелению для ревизии колоний. С капитаном было около 25-ти офицеров, также людей образованных. В этом-то обществе сидел небольшого роста, в ветхой одежде, скромный монах, который своей мудрой беседой привел собеседников в недоумение. Сам капитан рассказывал: "Мы были безответны, дураки перед ним!" Отец Герман задал им вопрос: "Что вы, господа, больше всего любите и чего бы каждый из вас желал для своего счастья?" Посыпались ответы. Кто желал богатства, кто чинов, кто красавицу жену, кто прекрасный корабль, на котором он бы начальствовал, и так далее. "Не правда ли, - сказал им отец Герман, что все ваши разнообразные желания можно привести к одному: каждый из вас желает того, что по его понятию, считает он более лучшим и достойным любви?" - "Да, так," - отвечали ему все. "Что же скажите, - продолжил он, - может быть лучше всего и по преимуществу достойнее любви, как сам Господь наш Иисус Христос, Который нас создал, украсил такими совершенствами, всему дал жизнь, все содержит, питает, все любит, Который Сам - любовь и прекраснее всех людей? Не должно ли же, потому, превыше всего любить Его и искать Его?"

Все заговорили: "Ну да, это разумеется!" "Это само по себе!" "А любите ли вы Бога?" - спросил тогда старец. Все ответили: "Конечно мы любим Бога. Как не любить Бога?" - "А я грешный, более сорока лет стараюсь любить Бога, и не могу сказать, что совершенно люблю Его," - возразил им отец Герман, и стал доказывать, как должно любить Бога. "Если мы любим кого, мы всегда помним его, стараемся угодить ему, день и ночь наше сердце занято тем предметом. Так ли вы, господа, любите Бога. Часто ли вы обращаетесь к Нему, всегда ли помните Его, всегда ли молитесь Ему, и исполняете ли Его святые заповеди?" - Должны были признаться, что нет! "Для нашего блага, для нашего счастья по крайней мере дадим себе слово, что с сего дня, от сего часа, от сей минуты, мы будем стараться любить Бога уже - выше всего, и исполнять Его святую волю!" Вот какой прекрасный разговор вел отец Герман в обществе. Без сомнения, этот разговор должен был запечатлеться в сердцах слушателей на всю жизнь.

Вообще отец Герман был словоохотлив, говорил умно, дельно и назидательно, более всего о вечности, о спасении, о будущей жизни, о судьбах Божиих; много рассказывал из житий святых, из других духовных книг, но никогда не говорил ничего лишнего. Так приятно было его слушать, что беседующие с ним, даже алеуты и их женщины увлекались его беседой и нередко с рассветом дня, как бы нехотя, оставляли его.

Отец Герман был небольшого роста, бледное лицо покрывали морщины; серо-голубые глаза особенно сияли, все черты лица старца отображали пребывающую в нем благодать Божию. Речь его была негромкая, но весьма приятная. Смиренный, тихий нрав, кроткий, привлекательный взор, приятная улыбка и ласковое слово притягивали всех как магнитом.

Полностью посвятив себя служению Господу, проведя десятки лет в многообразных скорбях и лишениях, святой Герман получил от Бога дар прозорливости и чудес. Когда приблизилось время его отшествия из этого мира, святой Герман попросил своего ученика Герасима зажечь свечи перед иконами и читать книгу Деяний святых апостолов. Через некоторое время лицо его посветлело, и он громко сказал: "Слава Тебе, Господи!" Затем старец приклонил свою голову на грудь Герасима, и келья наполнилась благоуханием. В это время лицо о. Германа просияло, и он мирно отошел ко Господу в декабре 1837-го года, на 81-ом году своей праведной жизни. В час его смерти жители ближайшего поселка увидели светлый столп, поднимающийся с Елового острова к небу. Это было для них знаком его перехода в тот лучший мир, куда он с юности стремился.

Православные алеуты до сих пор чтят память святого Германа и нередко при крещении своих детей называют в его честь.

Из наставлений преп. Германа

1. Cделай шаг решимости

"Что вы лучше и более всего любите и что бы вы желали для вашего счастья? Не правда ли, что из всех разнообразных желаний можно вывести одно? Всякий из нас желает того, что он почитает лучшим и более всего любимым? Что же может быть лучше, выше всего, достойнее любви и превосходнее всего, как Самого Бога Иисуса Христа, Который небеса сотворил и все украсил, всему дал жизнь, все содержит, все питает, все любит. Который есть Сама Любовь - прекраснее всех человеков!

Не должно ли превыше всего любить Бога, более всего желать Его и искать Его? Я, грешный, более сорока лет учусь, как любить Бога, и не могу сказать, что совершенно люблю Его! Как мы должны любить Бога? Если мы кого любим, то всегда помним его, стараемся угодить ему день и ночь. Наши сердце и ум заняты тем предметом кого мы любим. Так ли вы любите Бога? Часто ли обращаетесь к Нему? Всегда ли помните Его? Всегда ли молитесь и исполняете волю Его? Его святые Заповеди?

Для нашего блага, для нашего счастья, по крайней мере, дадим себе обет; что от сего дня, от сего часа, от сей минуты - мы будем стараться любить Бога превыше всего и исполнять Его заповеди!"

2. Имей сознательную веру

"Истинного христианина делают вера и любовь ко Христу. Грехи наши нимало христианину не препятствуют, по слову Самого Спасителя. Он изволил сказать: "Не праведные приидох призвати, но грешные спасти," "Радость бывает на небеси о едином кающемся более нежели о 99 праведных." Так же и блуднице, прикасающейся к ногам Его, к фарисею Симону изволил говорить: "Имеющему любовь многий долг прощается, а с неимеющего любви и малый взыскивается." Сими рассуждениями христианин должен приводить себя в надежду и радость и отнюдь не внимать наносимому отчаянию. Тут нужен щит веры" (который в наше время суть: 1. Знание и любовь к православному богослужению, преданию, истории и 2. Ясное понимание духовной стороны ересей, сектантства, экуменизма, коммунизма, того, что сейчас происходит в России и во всем мире. Это и есть щит веры - ред.).

3. Веди непрестанную брань

"Мы не в морских волнах обуреваемся, но среди прелестного и многомятежного мира страждем и скитаемся, по апостольскому слову. Хотя и не имеем той благодати, которую имели святые апостолы, но сражение наше к тем же бесплотным началам и властям, к миродержителям тьмы века сего, к духам злобы поднебесным, кои всех путешественников к небесному нашему отечеству стараются перехватить, и удержать, и не допустить. По слову св. ап. Петра, "супостат (противник) наш диавол, ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить."

Грех, любящему Бога, ничто иное, как стрела от неприятеля на сражении (брани).

4. Имей цель жизни

"Истинный христианин есть воин, пробирающийся сквозь полки невидимого врага к Небесному своему отечеству.

Пустые желания века сего удаляют от отечества Небесного. Любовь к ним и привычка одевают душу нашу как будто в гнусное платье. Оно названо апостолами "внешним человеком." Мы, странствуя в путешествии этой земной жизни, призывая Бога в помощь, должны совлекаться той гнусности и одеваться в новые желания, в новую любовь будущего века (стяжание Духа Святого) и через то узнавать наше к Небесному отечеству или приближение, или удаление. (Св. прав. Иоанн Кронштадтский советовал для этого вести духовные дневники, которые ему очень помогли в приобретении навыка к духовной жизни). Но скоро это сделать невозможно, а должно следовать примеру больных, которые желая здоровья не оставляют искать средств для излечения себя.

5. Благовествуй истинное Православие

"Ах, восхитился я духом! Находясь между хорошей погодой и ненастьем, меж радостью и скукой, между довольством и недостатком, сытостью и голодом, теплом и холодом, при всех моих печалях обретаю нечто веселящее меня, когда слышу разговоры о проповеди и разделении для того разных пределов!

Слава судьбам милостивого Бога! Он непостижим Своим промыслом, показал мне ныне новое явление, чего здесь, на Кадьяке, я, долго живши, не видел. Ныне после Пасхи одна молодая женщина, меня не знавшая, и никогда не видевшая, пришла ко мне и услышав о воплощении Сына Божия и о вечной жизни, настолько возгорелась любовью ко Иисусу Христу, что никак не хочет от меня отойти. Я с великим удивлением, смотря на сие, поминаю Спасителя слова, "Что утаено от мудрых и разумных, то открыто младенцам." На нее глядя, есть уже и другие охотницы; много так же есть из молодых мужского полу...

Но те, кто отошли от истинной Православной Церкви, находятся не на правильном пути!"

Тропарь: Пустыни северныя подвижниче и о всем мире благодатный молитвенниче, православныя веры обучителю и благочестия добрый наставниче, Аляски украшение и всея Америки радование. Преподобне Германе, моли Христа Бога, да спасет души наша.

 


Утепление стен изнутри и снаружи дома, Утепление домов цена.
Яндекс.Метрика

На главную страницу